Главная » ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ, МАТЕРИАЛЫ » Батченко А.Н., Попов А.Н., Селиванов В.И., Трашкова С.М., Червяков М.Э. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе государств СНГ
Новости

03.11.16

Главные социальные проблемы России

подробнее...

24.10.16

Россия: факты и прогнозы

подробнее...

04.04.14

Издан сборник ТРИНАДЦАТОЙ  заочной международной научно-практической конференции

подробнее...

19.02.14

Состоялась международная конференция 20 февраля 2014 года

подробнее...

01.11.13

Массовая ликвидация индивидуальных предпринимателей в России

подробнее...

Батченко А.Н., Попов А.Н., Селиванов В.И., Трашкова С.М., Червяков М.Э. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе государств СНГ

 Авторы:

Батченко Анатолий Никифорович - заместитель председателя президиума адвокатского объединения «Донецкая областная коллегия адвокатов», член Донецкой областной  квалификационно-дисциплинарной  комиссии  адвокатуры (г. Донецк, Украина)

Попов Андрей Николаевич - кандидат юридических наук (специальность - 12.00.09), доцент, профессор РАЕ, Заслуженный работник науки и образования, директор ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» (г.Красноярск, Россия)

Селиванов Владимир Иванович - адвокат Донецкой областной коллегии адвокатов (г.Донецк,  Украина)

Трашкова Светлана Михайловна - кандидат юридических наук (специальность - 12.00.09), заведующая кафедрой конституционного права Филиала Российского государственного социального университета в г.Красноярске (г.Красноярск, Россия)

Червяков Михаил Эдуардович - кандидат юридических наук  (специальность - 12.00.09), адвокат Адвокатской палаты Красноярского края (г.Красноярск, Россия)

         Статья была опубликована  в сборнике международной конференции:

    Актуальные  проблемы  юридической  экспертологии на современном этапе: Сборник материалов четвертой  заочной международной научно-практической   конференции    «Актуальные  проблемы  юридической  экспертологии на современном этапе». 22 октября 2009 года (Россия, г.Красноярск) / Под ред. А.Н. Попова. - Красноярск, 2009.

              В действующем процессуальном законодательстве России, Украины и других государств СНГ, регламентирующем арбитражный, конституционный, гражданский, уголовный, административный процесс, предусмотрено такое доказательство как заключение эксперта, которое занимает  важное место в системе  информационной цивилизации и обеспечивает реализацию целого ряда Прав человека (таких как право на защиту, право на правосудие, право на доказывание и другие).

             В соответствии с законом судебную экспертизу назначают органы и должностные лица, ведущие процесс: суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель иные органы и должностные лица, ведущие процесс. Общим основанием для назначения и производства судебной экспертизы является потребность в специальных познаниях в области науки, техники и искусства для решения возникающих в процессе вопросов. Порядок назначения и проведения экспертизы в ходе процесса строго регламентирован.
             Длительное время существовал, и, к сожалению, существует стереотип мышления о том, что использование специальных познаний в области науки, техники и искусства, в ходе процесса возможно исключительно в форме назначения и производства исключительно судебной экспертизы, которая проводится только государственными учреждениями.
         Нередко от судей, следователей и даже адвокатов вы можете услышать, что дать квалифицированный ответ по указанным вопросам могут дать только эксперты, назначенные именно судом, следователем и иными органами и лицами, ведущими процесс.

             В ряде случаев эти органы и лица утверждают, что правильное заключение могут дать только эксперты, работающие только в государственных учреждениях, в таких, например, как экспертные учреждения Министерства юстиции, экспертно-криминалистические подразделения органов милиции.

           Однако, уже довольно длительный период наше демократическое законодательство предусматривает иное.

           В соответствии со всеми процессуальными кодексами Украины, России  и других государств СНГ экспертные заключения могут давать любые лица, обладающие специальными познаниями, независимо от места работы. Так, например, указано в ст. 79 ГПК РФ, ст.55 АПК РФ и ст.57 УПК РФ. Кроме того, законодательство позволяет привлекать в качестве экспертов не только лиц, которые осуществляют свою деятельность по трудовому договору.
          В соответствии с буквой закона экспертами могут быть и лица, осуществляющие и предпринимательскую деятельность, и иную гражданско-правовую деятельность. Экспертами могут быть и лица, которые действуют в составе общественных объединений и осуществляют экспертную деятельность на общественных началах.

          Надо отметить, что законодатель принял такое демократическое правило не только в соответствии с международным правом, но и в соответствии со здравым смыслом.
           Действительно наивно было бы полагать, что достаточно умные и квалифицированные кадры, способные давать объективные заключения в рамках юридического процесса, действуют исключительно в государственных структурах.

           Миф о неподкупности и высокой квалификации, а также об оперативности государственных экспертов уже давно не выдерживает критики.

          Социологические опросы в 2006-2009 годах судей, прокуроров, следователей, физических лиц и организаций, которые обращаются в государственные экспертные учреждения (главным образом, учреждения Министерства юстиции РФ и экспертно-криминалистические подразделения органов милиции), действующие на территории Красноярского края (Россия), за производством экспертизы показывают, что в 83 % всех обращений грубо нарушаются сроки производства экспертиз. В 42 % случаев государственными экспертами были даны не категорические, а вероятностные заключения, которые вообще не могут признаваться в качестве юридических доказательств по делу. 85 % обывателей считают, что государственные эксперты дают заведомо ложные заключения исключительно в интересах лиц, "заказавших" эти заключения.

          Полагаю, что указанные выше стереотипы   это влияние уже дискредитировавшей себя и незаконной этатисткой идеологии советского периода, согласно которой   "все самое лучшее   это только государственное" (См. также: Капсудина С. И., Попов А. Н. Независимые экспертизы -противовес государственной машине // Твоя защита: право и закон, охрана и безопасность. Декабрь 2004. /№ 6/7.). Как показывает практика, еще, к сожалению, не изжиты случаи, когда эксперты, работающие в государственных учреждениях, по требованию органов и лиц, ведущих юридический процесс, дают далеко не объективные и научно обоснованные заключения, а подчас и такие заключения, которые являются "заказными", то есть данными по "заказам" органов и лиц, ведущих процесс, в том числе и для привлечения заведомо невиновных к юридической ответственности. Такие заключения берутся за основу для принятия неправосудных решений суда, что абсолютно недопустимо.
             Такие решения, вынесенные на основе "липовых" экспертных заключений государственных экспертов грубо нарушают такие важные принципы юридического процесса, как принцип законности, принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, принцип состязательности сторон, принцип беспристрастности органов и лиц, ведущих процесс. 
             В итоге, что абсолютно немаловажно, нарушаются и Права человека: право на правосудное решение, право на защиту государством, право на неприкосновенность личности, право на неприкосновенность частной жизни, право на доброе имя, свобода личности, право на жизнь и многие другие.
            В противовес указанной порочной позиции представителей правоохранительных структур может использоваться помощь негосударственных экспертных учреждений. К большому сожалению, в Украине, России и в других государствах СНГ их недостаточно и их услуги не получают надлежащего понимания.                   

             Это связано с рядом объективных и субъективных факторов. В первую очередь это связано с тем, что производство некоторых экспертиз сопряжено со значительными финансовыми затратами и с недостатком необходимого оборудования.Во-вторых, мешают указанные выше стереотипы представителей правоохранительных структур, которые подчас сознательно, в силу своих личных, в том числе и незаконных интересов, не признают заключения данных негосударственных структур в качестве доказательств по делу. Однако, в соответствии с указанными выше процессуальными законами ни одно из доказательств по делу не имеет заранее установленной юридической силы, вне зависимости от автора, изготовившего доказательство.
            Аналогичные предрассудки существуют в следственной и судебной практике в случаях привлечения лиц в качестве специалистов в юридическом процессе.

          Думается, что миф о продажности и необъективности негосударственных специалистов давно уже не соответствует действительности. Ни в одном из исследованных нами 715 материалах уголовных, гражданских и арбитражных дел, рассмотренных судебными органами в Красноярском крае, Томской области, Новосибирской области, Иркутской области за 2003-2009 годы, в которых имелись в качестве письменных доказательств заключения экспертов, не назначенных органами и лицами, ведущими процесс, в случае последующего назначения судебных экспертиз в других учреждениях, решения об их назначении не мотивировались тем, что вышеуказанные письменные доказательства, созданные негосударственными экспертами признаны недостоверными и недопустимыми.

           Определенным противовесом для недостоверных заключений судебных экспертов, которые произвели экспертизу по назначению органов и лиц, ведущих процесс, в современном состязательном юрисдикционном процессе Украины, России и других государств СНГ могут выступать заключения так называемых внесудебных экспертиз, которые тоже осуществляются с использованием специальных познаний в области науки, техники и искусства, но исключительно по инициативе одной из сторон в процессе, либо иными заинтересованными лицами, а не органами и лицами, ведущими процесс (См. также: Попов А. Н. Вопросы производства судебных и внесудебных экспертиз в российском судопроизводстве // Научный журнал Московской академии предпринимательства при Правительстве Москвы «Вестник академии», № 3. Москва, 2008).

         В современных условиях возможности для проведения различного рода несудебных экспертиз увеличиваются, и заключения (акты) таких экспертиз все чаще вовлекаются в судопроизводство Украины, России и других государств СНГ. Это объясняется развитием принципа состязательности в юрисдикционном процессе. Такие заключения в соответствии с действующими процессуальными законами России (УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ) и других государств СНГ   являются письменными доказательствами, документами (см. напр. ст.83 УПК Украины). Думается, что статус таких доказательств законодатель определил неправильно и дискриминационно по отношению к заключениям судебных экспертов. Заключения как судебных, так и внесудебных экспертиз являются результатом использования специальных познаний экспертов. Но в отношении судебной экспертизы установлен особый порядок ее назначения и производства. Главное отличие от внесудебной экспертизы   в инициаторе ее назначения и производства. Это   органы и должностные лица, ведущие процесс, которые, как указано выше, не всегда добросовестно используют свое право назначения экспертизы. Они могут и отказать в ее назначении, мотивируя самыми разными причинами. В этом случае заинтересованная сторона в процессе остается без необходимого для нее доказательства   заключения судебного эксперта, кроме того, создаются условия для процессуальной волокиты по делу.

           Считаем, что в процессуальные законы нужно внести изменения: установить, что судебную экспертизу вправе назначать как органы и лица, ведущие процесс, так и стороны по делу. Естественно, что необходимо в законе указать особенности судебных расходов при назначении сторонами судебной экспертизы, но требования к порядку назначения, к экспертному заключению и правовой статус экспертов должны быть одинаковы. Такой порядок станет существенной гарантией для обеспечения равноправия сторон и объективности в доказывании обстоятельств дела.

            Кроме того, следует во всех процессуальных законах  признать в качестве самостоятельного доказательства заключение по результатам  внесудебного исследования, то есть исследования  с применением специальных знаний в области искусства, науки, техники и ремесла по обращению  стороны в процессе, которая не ведет юридический процесс (напр. истец, ответчик, обвиняемый, потерпевший и т.п.). Такие заключения обладают всеми признаками  доказательства по делу: относимостью, допустимостью, достоверностью. В изученных   35 %  дел  суды и следователи отказывали признавать такие  заключения, мотивируя тем, что они получены с нарушением порядка назначения и производства  судебной  экспертизы.
          Однако, толкования Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, толкования высших судебных органов государств СНГ,  требования их законодательства, касающиеся назначения и производства судебных экспертиз не распространяются на порядок производства внесудебных экспертиз (исследований), так как данные экспертизы (исследования) в соответствии с законом не являются судебными и производятся не по инициативе органов и лиц, ведущих процесс.

            Действующие ГПК РФ, УПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и процессуальные законы других государств СНГ  разрешают   приобщение в качестве доказательств результатов внесудебного исследования с применением   специальных почерковедческих и других  познаний в качестве письменного доказательства, документа.  Поэтому следует положительно оценить практику судов о признании внесудебных заключений (справок, актов и т.п.) специалистов в качестве письменных доказательств. Так, например, указанную законную правовую позицию суда можно увидеть в Постановлении от 27 сентября 2007 года Третьего арбитражного апелляционного суда (в составе: председательствующего судьи Филиповой Л.В., судей: Гуровой Т.С., Кирилловой Н.А.) по делу  №А33-26390/2005-03АП-653/2007 по итогам рассмотрения апелляционной жалобы Общества с ограниченной ответственностью «Древо» (г. Реутов Московской области) на решение Арбитражного суда Красноярского края от 04 июля 2007 года по делу № А33-26390/2005, принятое судьей Хорошевой Н.В..; в Постановлении  от 12  сентября 2008 г. Девятого  арбитражного  апелляционного суда (в составе:председательствующего судьи В.И. Тетюка, Судей Б.В. Стешана, Е.В. Бодровой) по делу №  А40-27461/07-133-176  по итогам рассмотрения апелляционной  жалобы ООО «Спецтрубопроводстрой» на решение Арбитражного суда г. Москвы от 04 октября 2008 года по делу № А40-27461/07-133-176, принятое судьёй Л.М. Барабанщиковой по иску ОАО «Мосинжстрой» к ООО «Спецтрубопроводстрой», третье лицо: ООО «Мосинжстрой Инжиниринг»  о взыскании 28 139 028 руб. 99 коп.

          Но, учитывая специфику данного вида доказательства (применение специальных познаний для составления заключения), на наш взгляд, следует  его выделить в отдельный вид доказательств.
Бывают  случаи, когда  судьи (в 10 %  изученных дел) отказываются признавать в качестве доказательства заключении специалистов по результатам внесудебного исследования  по мотивам того, что специалисты лишены возможности исследовать объект в оригинале и исследуют в копии, что недопустимо по их мнению.

          Так, довольно часто судьи отказываются признавать доказательством заключение специалиста-почерковеда, данное по результатам исследования подписей и почерка по светокопиям документов. Однако наука уже дала ответ на этот вопрос. В соответствии с  методикой почерковедческой экспертизы допустимо исследование подписей и почерка не только по оригиналам, но и по масштабным копиям документов (См. напр.: Эксперт. Руководство для экспертов органов внутренних дел/ Под ред. д.ю.н., проф. Т. В. Аверьяновой, к.ю.н. В. Ф. Статкуса. М., 2003. С. 469-470; Филькова О. Н. Справочник эксперта-криминалиста. М., 2001. С.87-88).

          Причем в литературе особенно подчеркивается, что в случае если нет возможности (у суда, следователя и др. лиц)  направить  для исследования оригинал исследуемого документа, то целесообразно направлять его копию для почерковедческого исследования (см. там же, а также: Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. С.386-387).

          К таким случаям невозможности  направить  для исследования оригинал исследуемого документа относятся и те, когда суд или другой орган не выдает стороне в процессе оригинал документа для внесудебного почерковедческого исследования по инициативе этой стороны. Сторона в процессе  в этом случае вынуждена направлять именно копию этого документа для исследования.

          У экспертов-почерковедов нередко возникает проблема - можно ли исследовать подписи, выполненные от имени конкретного лица на документах, в случаях, если транскрипция (состав подписи) спорной подписи отличается от транскрипции образцов. В системе МВД РФ и Министерства юстиции РФ эксперты нередко дают вывод "не представляется возможным установить кто выполнил подпись". Однако такая позиция представляется в корне неверной и позволяет преступникам без опаски расписываться от имени любого человека как им заблагорассудится. Состав подписи включает часто буквы, по которым можно проводить исследования, взяв образцы почерка. К тому же сама транскрипция - это существенный почерковой признак, по которому можно однозначно делать категорические выводы. Таким образом, если транскрипция спорной подписи из нечитаемых элементов существенно отличается от образцов, то можно делать категорический вывод, что подпись выполнена иным лицом. Если же транскрипция спорной подписи состоит из букв, то по общим и частным признакам также можно сравнивать подписи и при существенных отличиях приходить к аналогичным выводам.          Одна из других проблем - сколько образцов текста и  подписи необходимо использовать в ходе почерковедческого исследования для установления исполнителя? Часто эксперты ссылаются на различные теоретические источники и утверждают, что для исследования по этому вопросу нужны свободные образцы рукописного текста на 5-10 листах, экспериментальных образцов - 5-12 листов; 8-10 свободных образцов подписи и 15-20 экспериментальных образцов подписи. Причем количество «листов» и  образцов подписи в литературе выделяется подчас разное.  Такие утверждения не позволяют исследовать текст или подпись при наличии одного образца подписи или образца текста (где  есть  все буквы и символы , которые имеют место и в объекте исследования). Такая позиция  противоречит  основе судебного почерковедения -  положению об индивидуальности почерка. Если эта индивидуальность есть у человека при выполнении объекта исследования (например - спорной подписи), то та же индивидуальность есть и при выполнении хотя бы одного образца текста  или подписи. Поэтому производить почерковедческие исследования  можно и нужно даже при наличии одного образца подписи либо текста (где отображены большинство  букв и др. символов, имеющихся в исследуемом объекте).

            В связи с широким распространением технологий изготовления  цифровых копий процессуальных и иных документов в юридическом процессе, в настоящее время актуальным вопросом является вопрос о том - можно ли использовать эти копии в качестве доказательств в процессе ? Как представляется, их можно использовать в качестве доказательств, если они обладают всеми свойствами доказательств: относимостью, допустимостью и достоверностью (см. также: Попов А.Н. Доказательственность правовой информации / Человек цифровой цивилизации: коллективная монография: коллективная монография /отв. Редактор В.Ю. Колмаков. Вып.8. - Красноярск, 2009). Нередко сторона защиты по делу сталкивается с проблемой - в случае, если была изготовлена цифровая копия процессуального документа (например, постановления о возбуждении уголовного дела) в которой сведения не соответствуют  имеющемуся в деле оригиналу, сторона обвинения отказывает в приобщении к делу указанной копии по мотивам того, что копия недостоверна, что в ней с помощью специальных программ - редакторов были внесены изменения. Очевидно, что в данном случае, необходимо проверить версию о подлоге, фальсификации доказательств по делу.  В данном случае  стороне защиты и обвинения  рекомендуется поручить производство судебной или внесудебной технико-криминалистической экспертизы документа по вопросу: "Имеются ли в фотокопиях документа, содержащихся в цифровом варианте на носителе (напр., на  лазерном диске в папке  ....... в  файле .........), следы изменений изображения в части  документа .......?".

             В настоящее время с помощью специальных программ можно легко изменить  цифровые фотографии. Для этих целей используются различные графические редакторы для обработки фотографий, которые позволяют производить самые разные манипуляции со снимком, призванные исправить экспозиционные и композиционные ошибки, придать фотографии особую выразительность, подчеркнуть одни детали и устранить другие. Создание специальных эффектов, коллажей, открыток, наложение рамок, пакетная обработка - все это и многое другое можно выполнить с помощью современных многофункциональных графических редакторов. Степень и качество обработки цифровых фотоснимков полностью зависит от умения работать с тем или иным графическим редактором.
            В целом, возможности современных графических редакторов сегодня практически безграничны и их применение стало уже неотъемлемой частью всего процессе создания законченной фотографии. Широкое применение указанных редакторов имеет место и в сфере криминальной, когда  преступники используют редакторы для изменения изображения цифровых снимков документов и материалов. Однако при изменении изображения документов (в том числе и выполненных с помощью знакопечатающих средств) остаются следы (в том числе и характерные для изменения первоначального содержания обычного документа), выражающиеся в основном в  изменении: размеров, текстуры,  конфигурации знаков,  выравнивания, цвета знаков и прилегающего окружения, шага, межстрочного интервала, типа шрифта.

           В ходе такого технико-криминалистического исследования можно использовать сравнение, анализ, осмотр, наложение,  линейку, сканер, компьютер и принтер, специализированное программное обеспечение (том числе при Microsoft Windows XP Professional Edition).

             Нередко судьи не имеют представление о том, какое образование и другие условия (наличие лицензии, сертификатов и т.п.) требуются для производства  криминалистических экспертиз и не поручают специалистам  негосударственных организаций производство  этих экспертиз. По этой же причине суды отказываются в 20 % случаев  признавать  внесудебные заключения  как  доказательства.

           Однако российское законодательство давно уже  содержит правовую основу  по этим вопросам.

              По вопросу о том, подлежит ли лицензированию для  государственных и негосударственных организаций и экспертов (физических лиц) производство следующих судебных и внесудебных экспертиз: почерковедческих, габитоскопических, технических экспертиз документов, трасологических, баллистических, экспертиз холодного оружия, фототехнических, криминалистических экспертиз материалов гражданских, уголовных, арбитражных и других юридических дел,  дактилоскопических  экспертиз, а также криминалистических  экспертиз обоснованности, объективности, всесторонности и допустимости  заключений  других экспертов и специалистов, используемых в  юридическом процессе -  в соответствии  с  Федеральным  законом РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности"   128-ФЗ от 13.07.2001 года лицензированию деятельность негосударственных организаций и экспертов-физических лиц по производству указанных  судебных и несудебных  экспертиз не подлежит. Но в некоторых других государствах СНГ (напр. в Украине) эта лицензия обязательна.
                По вопросу о том, требуется ли специальный сертификат, либо свидетельство, либо допуск, подтверждающие наличие соответствующей квалификации, образования и ученой степени экспертов для производства указанных  экспертиз в негосударственных организациях или экспертами - физическими лицами  -  кроме  документов о соответствующем среднем, высшем и послевузовском образовании, а также  о наличии соответствующей ученой степени, другие документы не требуются  для  подтверждения квалификации указанных лиц.  Требование о наличии специального ведомственного  свидетельства на право производства указанных  экспертиз в соответствии с  Федеральным законом РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"    73-ФЗ  от  5.04.2001 года предъявлено только к государственным  экспертам. При этом следует иметь в виду, что даже при наличии специального ведомственного  свидетельства на право производства указанных  экспертиз у государственных экспертов, но при отсутствии  указанного ниже образования, необходимого для  производства перечисленных выше экспертиз, заключения  этих государственных экспертов являются недостоверными и недопустимыми с точки зрения процессуального законодательства РФ, так как  они  составлены  лицами, не имеющими соответствующих специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле (см. ст.ст. 57, 58 УПК РФ, ст.79 ГПК РФ, ст.55 АПК РФ, ст.ст. 25.8, 25.9  КоАП РФ).

                  Так, в частности, как следует из Заключения  экспертов  ГУ Министерства юстиции РФ  "Красноярская лаборатория судебной экспертизы" Дресвянской Е.В. и Добрыниной С.Н.    469/01-2(07)  от 19 мая 2008 г. (составленного на основании Определения о назначении  почерковедческой экспертизы, вынесенного 22 июня 2007 года  судьей Октябрьского районного суда г.Красноярска Косовой Е.В. по гражданскому  делу   2-837/2007 ) у эксперта Добрыниной С.Н. нет образования, которое позволяет производить эту экспертизу, а есть только химическое. При этом у Добрыниной С.Н. есть специальное ведомственное  свидетельство на право производства почерковедческой экспертизы, которое, несомненно, выдано в нарушение требования иметь специальные познания.  Эти обстоятельства указывают на недостоверность и недопустимость  заключения.
           По вопросу о том,  какое требуется  образование для производства указанных экспертиз в экспертных организациях или экспертами - физическими лицами,  установлено законодательством РФ  следующее.
В соответствии с Государственным образовательным стандартом  среднего профессионального образования РФ по специальности "02 01 - Правоведение" (повышенный уровень среднего профессионального образования, квалификация - "юрист с углубленной подготовкой"), утв. Министерством образования РФ 28 августа 2003 года (рег.    04-0201-П), Государственным образовательным стандартом  среднего профессионального образования  РФ по специальности   0201 Правоведение, утв. приказом Министерства образования Российской Федерации от 2 июля 2001 г.   2572 "Об утверждении государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования - Классификатора специальностей среднего профессионального образования", среднее образование  по этой специальности при наличии углубленной подготовки по направлению "Уголовно-исполнительная деятельность" дает право и содержит специальные знания для производства   баллистических и фототехнических экспертиз, а также криминалистических  экспертиз обоснованности, объективности, всесторонности и допустимости  заключений  других экспертов и специалистов  по перечисленным выше видам экспертиз.

             В соответствии с Государственным образовательным стандартом   высшего профессионального образования РФ по специальности 030501 (021100) "Юриспруденция" (квалификация - "Юрист"), утв. приказом Министерства образования Российской Федерации   686 от 02.03.2000 г., либо по специальности "Правоведение" (для лиц, получивших высшее юридическое образование до переименования специальности "Правоведение" в "Юриспруденцию") высшее профессиональное образование по этой специальности, а также по направлению 030500 (521400) "Юриспруденция"  (квалификация - "Бакалавр юриспруденции") дает право и содержит специальные знания для производства почерковедческих, габитоскопических, технических экспертиз документов (в том числе и по вопросам давности выполнения документа по красителю, с помощью которого выполнен рукописный текст, подпись), трасологических, баллистических, экспертиз холодного оружия, фототехнических,  дактилоскопических  экспертиз, криминалистических экспертиз материалов гражданских, уголовных, арбитражных и других юридических дел,  а также криминалистических  экспертиз обоснованности, объективности, всесторонности и допустимости  заключений  других экспертов и специалистов, используемых в  юридическом процессе. Знания, умения и навыки,  необходимые для производства  данных экспертиз даются  обучающимся при изучении курсов "Криминалистика" и (по усмотрению ВУЗа) "Судебная  экспертиза".

             В соответствии с Государственным образовательным стандартом   высшего профессионального образования РФ по специальности 350600 Судебная экспертиза (квалификация - "Судебный эксперт"), утв. Приказом Министерства образования Российской Федерации от 02.03.2000 г.    686,  высшее профессиональное образование по этой специальности  дает право и содержит специальные знания для производства почерковедческих, габитоскопических, технических экспертиз документов, трасологических, баллистических, экспертиз холодного оружия, фототехнических,  дактилоскопических  экспертиз, а также криминалистических  экспертиз обоснованности, объективности, всесторонности и допустимости  заключений  других экспертов и специалистов  по перечисленным выше видам экспертиз.

            В соответствии с действующим законодательством РФ, паспортом научной специальности 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность, утв. 1-м заместителем Министра промышленности, науки и технологии РФ (Протокол  от 16.02.2001 года   МК-1-пр),  почерковедческие, габитоскопические, технические экспертизы документов  (в том числе и по вопросам давности выполнения документа по красителю, с помощью которого выполнен рукописный текст, подпись), трасологические, баллистические, экспертизы холодного оружия, фототехнические,  дактилоскопические  экспертизы, криминалистические экспертизы материалов гражданских, уголовных, арбитражных и других юридических дел,  а также криминалистические  экспертизы обоснованности, объективности, всесторонности и допустимости  заключений  других экспертов и специалистов, используемых в  юридическом процессе, вправе производить лица, имеющие послевузовское юридическое образование (в том числе окончившие аспирантуру и  докторантуру) и/или ученую степень по специальности 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.
          В соответствии с ФЗ РФ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" кадры, обучавшиеся в аспирантуре и имеющие ученую степень, ученое звание по соответствующей специальности, являются кадрами высшей квалификации, их квалификация выше, чем у экспертов (в том числе и у государственных), которые не имеют  ученой степени и послевузовского образования по указанной специальности.
           В других государствах СНГ  законодательство закрепляет требования, аналогичные вышеуказанным.

          Отрадно отметить тенденцию  в Красноярском крае (Россия) признания   судьями Арбитражного суда  Красноярского края и других судов в качестве экспертов лиц, которые действуют в  негосударственных экспертных  учреждениях, которые отвечают всем указанным выше требованиям. Так, Арбитражный суд Красноярского края по делам    А33-5685/2007, А33-5554/2008, А33-6155/2008, А33-14428/2006, А33-16163/2006;  Третий арбитражный апелляционный суд  по делу   А33-2328/2008-03АП-3779/2008, Арбитражный  суд  Республики Хакасия по делу    А74-854/2008,   Центральный районный  суда г.Красноярска по делам    2-69/2007, 2-46/06, 2-138/2007,  Третий арбитражный апелляционный суд  по делу № А33-1037/2009-03АП-2274/2009  и др. поручали почерковедческую экспертизу  экспертам  негосударственных экспертных организаций (в частности, ООО "Юст Консалтинг", ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» и пр.), имеющим  высшее  юридическое образование по специальности "Юриспруденция" и послевузовское юридическое образование, ученую степень кандидата юридических наук  по специальности 12.00.09 - "Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность", ученое звание доцента.

          Наше исследование материалов указанных уголовных дел позволило выявить ряд типичных нарушений, допускаемых следователями при назначении судебных экспертиз. Прежде всего,   это не указание в постановлении о назначении экспертизы оснований назначения экспертизы. Следователь ограничивается лишь констатацией обстоятельств дела, не указывая, в связи с чем возникла необходимость использования специальных познаний. Так, например, в постановлении от 26 апреля 2005 года о назначении судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу    259444, вынесенное следователем СО УФСН России по Республике Хакасия  И., не указано, в связи с чем возникла необходимость производства этой экспертизы. При этом описательная часть постановления слово в слово повторяет постановление о привлечении в качестве обвиняемого Г..

           Нередко следователь совмещает в одном постановлении сразу несколько судебных экспертиз. Так, по тому же уголовному делу следователь вынес постановление от 06 апреля 2005 года о назначении комплексной судебной экспертизы, где на разрешение поставлены вопросы, требующие проведения трех самостоятельных исследований. При этом, ни по одному из них не требуется применения разнородных познаний, а в наименовании постановления не указано   какой именно вид экспертизы был назначен.
Нередко в перечне материалов, представленных в распоряжение экспертов, не указывается об упаковке данных объектов, однако криминалистически обоснованным будет указание как минимум вида упаковки, ее номера, с тем, чтобы исключить подмену вещественного доказательства в ходе экспертизы, и, как следствие, нарушений прав подследственного.

                В соответствии с ч.3 ст.195 УПК РФ, следователь знакомит обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы и разъясняет права, предусмотренные ст.198 УПК РФ. Среди этих прав есть право заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении. Практика показывает, что обвиняемый и его защитник пользуются этим правом с тем, чтобы обеспечить непредвзятость исследования. Между тем следователи чаще всего игнорируют эти ходатайства, если хотят назначить экспертизу в своих ведомственных экспертных учреждениях. В этой связи актуальным является обеспечение права на объективное экспертное исследование, в том числе с привлечением экспертов из вневедомственных учреждений для производства экспертизы совместно в составе комиссии. Такого механизма в УПК РФ не предусмотрено, что не является гарантией указанных прав личности.
           В соответствии с ч.2 ст.199 УПК РФ руководитель государственного судебно-экспертного учреждения не обязан разъяснять подчиненным ему экспертам их процессуальные права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст.57 УПК РФ.

          Данное положение не соответствует п.2 ч.1 ст.14 Федерального закона РФ от 31 мая 2001 года    73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", согласно которому руководитель этого учреждения должен разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обязанности и права. Считаем что ч.2 ст.199 УПК РФ следует привести в соответствии с упомянутым законом, поскольку специальная норма должна соответствовать общей норме.

           В соответствии с ч.4 ст.199 УПК РФ следователь при проведении экспертизы вне экспертного учреждения вызывает эксперта, вручает ему постановление, необходимые материалы и разъясняет ему процессуальные права эксперта. При этом закон не содержит какого-либо указания о обязанности следователя удостовериться в наличии специальных познаний у эксперта. Считаем необходимым дополнить ч.1 ст.195 УПК РФ обязанностью следователя до назначения экспертизы проверить наличие у предполагаемого эксперта: 1) образования по соответствующей специальности; 2) стажа работы; 3) ученой степени; 4) ученого звания; 5) места работы. Отсутствие такой нормы приводит к тому, что следователи часто не проверяют наличие указанных данных, что не гарантирует проведение экспертизы компетентным специалистом и обоснованного уголовного преследования личности.

         С этой позиции определенный интерес представляет  статья 61 (Эксперт)  Уголовно-процессуального  кодекса Республики Беларусь от 16.07.1999 N 295-З:

«3. Эксперт не вправе помимо органа, ведущего уголовный процесс, вести переговоры с участниками уголовного процесса по вопросам, связанным с проведением экспертизы; самостоятельно собирать материалы для исследования; проводить исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов экспертизы либо изменение их внешнего вида или основных свойств, если на это не было специального разрешения органа, ведущего уголовный процесс.

4. Эксперт обязан:

1) дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

2) отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных знаний или если представленные ему материалы недостаточны для ответа на эти вопросы, а также отказаться от дальнейшего проведения экспертизы, если он придет к выводу о невозможности дачи заключения, о чем письменно уведомить лицо, поручившее ему производство экспертизы, с обоснованием этого отказа;

3) представить органу, ведущему уголовный процесс, документы, подтверждающие его специальную квалификацию;

4) сообщить по требованию органа, ведущего уголовный процесс, а также сторон в судебном заседании сведения о своем профессиональном опыте и отношениях с лицами, участвующими в производстве по материалам и уголовному делу;

5) являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс, для представления его участникам уголовного процесса и дачи ответов на их вопросы, а также для разъяснения содержания данного им заключения;

6) представить по требованию органа, ведущего уголовный процесс, смету расходов на производство экспертизы, а также отчет о понесенных расходах;

7) соблюдать порядок при производстве следственных действий и во время судебного заседания;

8) не разглашать сведения об обстоятельствах уголовного дела и иные сведения, ставшие ему известными в связи с проведением экспертизы, если он был предупрежден об этом органом уголовного преследования или судом».

         Представляется необходимым  дополнить правовой статус эксперта в УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ аналогичными обязанностями:

- представить органу, ведущему процесс, оригиналы, а сторонам по делу - копии документов, подтверждающих его специальную квалификацию;

 - сообщить органу, ведущему процесс, а также сторонам в деле сведения о своем профессиональном опыте и отношениях с лицами, участвующими в производстве по материалам и делу.

         Аналогичные  обязанности необходимо закрепить в указанных кодексах и в отношении специалиста.         Это будет дополнительной гарантией дачи объективных и обоснованных заключений экспертов по делам.

             Нередко следователи выносят постановления о назначении экспертизы, не указывая Ф. И. О. экспертов, которым поручено производство экспертизы.

             Так, например, по указанному делу следователь вынес постановление от 06.04.2005 года о назначении комплексной судебной экспертизы, указав в резолютивной части ".... производство ..... поручить экспертам Экспертной группы Управления Федеральной службы наркоконтроля России по Республике Хакасия". В постановлении не указаны Ф. И. О. конкретных экспертов.

         Данное постановление нельзя признать законным, а заключение    22/183-186 от 08 апреля   12 апреля 2005 года по уголовному делу    259444 экспертов Экспертно-криминалистической группы Управления ФСКН РФ по Республики Хакасия, составленное на основании указанного постановления, нельзя признать допустимым доказательством, поскольку нарушен порядок назначения экспертизы.

             Дело в том, что эксперты Экспертно-криминалистической группы Управления Федеральной службы наркоконтроля России по Республике Хакасия не являются экспертным учреждением, а являются группой лиц. В данном случае организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями, созданными федеральными органами исполнительной власти. В случаях, если производство судебной экспертизы поручается указанным экспертным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность как государственные судебно   экспертные учреждения. В данном случае следователь был обязан указать Ф. И. О. конкретных экспертов этой группы, либо саму экспертно-криминалистическую группу.
Аналогичные нарушения имеют место и в других государствах СНГ.

         В деятельности ряда судей арбитражных судов РФ имеет место практика отказа в удовлетворении ходатайств о поручении негосударственным организациям производства судебной экспертизы по мотивам того, что негосударственным учреждениям поручать производство судебной экспертизы, якобы, нельзя (см. например, Определение апелляционной инстанции Арбитражного суда Красноярского края (судья С. В. Сазонцев) от 2 ноября 2005 года по делу А33-4214/2005.

        В итоге суды поручают экспертизу только государственным учреждениям, которые часто весьма «загружены» поручениями, и производство экспертизы затягивается на длительный период от 6-ти месяцев до 2-х лет, что часто не в интересах сторон в процессах.

          Считаю, что негативно можно оценить и факт того, что государственные учреждения нередко не производят желаемые виды экспертиз. Таким образом, отказ судей поручить экспертизу негосударственному учреждению приводит к нарушению прав сторон процесса и к судебной волоките.

          При этом некоторые судьи ссылаются на ст. 83 АПК РФ, которая определяет порядок производства экспертизы. Однако, на мой взгляд, данная статья определяет не круг организаций, которым можно поручать экспертизы, а только порядок проведения экспертизы для государственных учреждений в этой статье указано на необходимость поручения руководителем государственного судебно-экспертного учреждения производства экспертизы именно государственным судебным экспертам, а для иных организаций указано общее правило чтобы производили экспертизу любые лица, обладающие специальными знаниями. Последние лица могут работать как индивидуально, так и будучи экспертами негосударственных судебных экспертных организаций.

          Ст. 82 АПК РФ, на мой взгляд, устанавливает круг организаций, которым может быть поручена судебная экспертиза. К ним относятся, на наш взгляд, любые экспертные учреждения, вне зависимости от формы собственности.

         Судебная практика европейской части РФ показывает, что суды давно уже привлекают к производству судебных экспертиз негосударственные учреждения, в том числе и общества с ограниченной ответственностью (см., напр., определения Арбитражного суда г. Москвы от 23.05.2006 года по делу А40-3581/06-65-38, определения Арбитражного суда Воронежской области от 12 мая 2006 года по делу А14-28651-2006-23/2, которыми судебные экспертизы были поручены негосударственной экспертной организации).

         Кстати, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении № 66 от 20 декабря 2006 г. «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», наконец-то указал следующее:

«2. Экспертиза может проводиться как в государственном судебно- экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями.

Заключение эксперта негосударственной экспертной организации не может быть оспорено только в силу того, что проведение соответствующей экспертизы могло быть поручено государственному судебно-экспертному учреждению.

3. При поручении проведения экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, в определении о назначении экспертизы указываются фамилия, имя, отчество эксперта, сведения о его образовании, специальности, стаже работы и занимаемой должности.

В случае проведения экспертизы в негосударственной экспертной организации судом выясняются перечисленные в первом абзаце настоящего пункта сведения, касающиеся профессиональных данных эксперта, в определении о назначении экспертизы указываются наименование негосударственной экспертной организации, а также фамилия, имя, отчество эксперта».

Считаю, что это правильно не только с точки зрения закона, но и здравого смысла.

           Представляется, что для развития полноценного гражданского общества и правового государства в российском сообществе, необходимо широко распространять знания об опыте тех негосударственных организаций, которые помогают становлению гражданского общества, создают гарантии для беспристрастного и объективного рассмотрения юридических дел, для соблюдения важнейших Прав человека, таких как право на правосудное решение, право на защиту государством, право на неприкосновенность личности, право на неприкосновенность частной жизни, право на доброе имя, свобода личности, право на жизнь и др. На территории Сибири и Дальнего Востока таких организаций очень мало, как и на территории России в целом. Особо следует отметить экспертную деятельность крупнейших экспертных негосударственных организаций Сибири и Дальнего Востока , таких как ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» (г. Красноярск).

           Думается, что развитие подобных структур гражданского общества будет эффективно способствовать соблюдению и реализации прав человека и гражданина в юрисдикционном процессе России.

          В Федеральный закон РФ  от 31 мая 2001 г.  № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»  Федеральным законом РФ №124-ФЗ от 28.06.2009 года было внесено дополнение - в ст.16: «Эксперт или государственное судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от производства порученной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения».

          Таким образом, законодатель хотел решить важную проблему - неисполнение судебных определений о назначении экспертиз по мотивам неоплаты экспертизы.

          Аналогичные поправки были внесены и в статью 85 ГПК РФ: Эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 настоящего Кодекса.

           В  ст. 55 АПК РФ в ч.6 также внесено дополнение: «В случае невыполнения требования арбитражного суда о представлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или государственного судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в части 4 настоящей статьи, судом на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса».

           В КоАП РФ и УПК РФ таких изменений не было внесено.

            Нетрудно заметить, что данные поправки являются полумерами и не учитывают ряда негативных последствий, которые значительнее благого  желания законодателя. Во-первых, ст.16 Федерального закона РФ  от 31 мая 2001 г.  № 73-ФЗ не распространяется на негосударственные судебно-экспертные организации, а значит, они в уголовном процессе и в производстве по делам об административных правонарушениях могут  отказаться без санкции по мотивам неоплаты экспертизы от ее производства.  Аналогично негосударственные экспертные организации могут отказаться от производства экспертизы  по мотивам неоплаты и  в арбитражном процессе. Во-вторых, законодатель явно не учел  финансовую состоятельность экспертных организаций и экспертов на момент назначения  экспертизы. Бывают случаи, когда производство экспертизы сопряжено с необходимостью приобрести дорогостоящее оборудование и материалы для экспертизы, поэтому необходима полная или частичная предоплата экспертизы. По той же причине систему оплаты работы экспертов, закрепленную в АПК РФ, следует также признать несостоятельной и несправедливой, поскольку оплата экспертизы с депозитных счетов арбитражных судов РФ производится только после представления заключений экспертов в суд.   Экспертам и экспертным организациям приходится ждать нередко длительное время оплаты экспертизы, а в случае, если суд не примет решения об оплате - они вообще не получают вознаграждения за оплату и не имеют по АПК РФ права обжаловать такое бездействие суда. В-третьих, указанные нормы  не распространяются на постановления несудебных органов и должностных лиц, ведущих  юридический процесс, что никак не способствует  обеспечению своевременного исполнения их актов о назначении экспертиз. В четвертых, такие нормы не учитывают финансового состояния  стороны,  на которую возложено оплата производства экспертизы. Не исключены ситуации, когда эта сторона не имеет денег на оплату экспертизы и не выплатит их даже по решению суда о взыскании средств на оплату экспертизы. Таким образом, экспертов и экспертные организации указанные новшества в законе ставят в унизительное и несправедливое положение, нарушающее их законное  право на оплату работы (производство экспертизы), фактически  ввели в России еще одну разновидность принудительного труда, который в России  запрещен.

           Представляется, что нужно установить  в законах общий порядок оплаты судебных экспертиз - обязать сторону, на которую суд или другой орган, лицо, ведущее процесс, возложил обязанность оплаты экспертизы,  вносить по требованию эксперта или экспертной организации полную или частичную предоплату  производства судебной экспертизы, а также установить в КоАП РФ административную ответственность  за неисполнение такой обязанности. В случае же  неоплаты экспертизы, эксперта и экспертную организацию  наделить правом возвращения документов и материалов в  орган, назначивший экспертизу, без производства экспертизы по мотивам ее неоплаты. Иначе, государство, обеспечивая интересы правосудия,  нарушает права и законные интересы других участников процесса - экспертов и  экспертных организаций, что совершенно недопустимо.

 

    

Rambler's Top100
Батченко А.Н., Попов А.Н., Селиванов В.И., Трашкова С.М., Червяков М.Э. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе государств СНГ