Главная » ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ, МАТЕРИАЛЫ » О проекте ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"
Новости

03.11.16

Главные социальные проблемы России

подробнее...

24.10.16

Россия: факты и прогнозы

подробнее...

04.04.14

Издан сборник ТРИНАДЦАТОЙ  заочной международной научно-практической конференции

подробнее...

19.02.14

Состоялась международная конференция 20 февраля 2014 года

подробнее...

01.11.13

Массовая ликвидация индивидуальных предпринимателей в России

подробнее...

О проекте ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"

 

 

 

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

«МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЕ  БЮРО  ЭКСПЕРТИЗ»

_____________________________________________________________________

660074, г.Красноярск, а/я 16841, ул.Авиаторов, 40, офис 148      Тел./факс 8 (391) 299-70-29

                                                                                                                                                М.т. +7-902-922-03-73

                                                                                                                                                E-mail: Mbe2009@yandex.ru

ОГРН – 109 246 800 88 85                                                             сайт: mbe2009.ru

                                              

26 августа 2013 года исх. № 13826-1

 

                                                                                  Председателю Комитета Государственной

                                                                                 Думы по гражданскому, уголовному,

                                                                                 арбитражному и процессуальному                                                                                              

                                                                                 законодательству

                                                                                 Крашенинникову П.В.

                                                                                 stateduma@duma.gov.ru

 

[О проекте Министерства юстиции РФ

Федерального закона «О судебно-экспертной

деятельности» - будет рассматриваться на

осенней сессии 2013г.]

 

 

         12 апреля  2013 года исх. № 13412-1 и 03 июля 2013 года исх. № 1373-2 мы обращались к Вам с аналогичными обращениями.

         Наше обращение было также направлено и в Правительство РФ и в Министерство юстиции РФ (далее – Минюст РФ).

         К сожалению, вместо того, чтобы изменить проект указанного закона в соответствии с Конституцией, Гражданским кодексом РФ, законодательством об ограничении монополий, об образовании, о правовом положении  иностранных граждан,          Правительство РФ (по предложению Минюста РФ) внесло 29 июня 2013г. на рассмотрение Государственной Думы законопроект №  306504-6 Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности» (см. http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=306504-6&02 ) с огромным количеством неконституционных положений, нарушений прав негосударственных экспертов, носящих в т.ч. и  дискриминационный характер.

Правильней назвать этот проект «Федеральный закон о запрете негосударственной  экспертной деятельности, о препятствиях для реализации конституционной свободы экономической деятельности, о нарушении принципа независимости  негосударственных экспертов, о дискриминации прав негосударственных экспертов».

В пояснительной записке проекта сказано:«Критерии  оценки  компетентности  лиц,  обладающих  специальными знаниями,  но  не  являющихся  работниками  государственных  судебно-экспертных  учреждений,  достоверности  используемых  ими  экспертных  методик  и  их  научной  обоснованности  законодательно  не  закреплены,  что является  причиной  низкого  качества  проводимых  этими  лицами  экспертиз  и, как  следствие,  судебных  ошибок,  увеличения  количества  повторных  и  дополнительных экспертиз, увеличения сроков судопроизводства в целом».

         Это единственное и явно ненаучное, ничем не обоснованное и незаконное обоснование необходимости  огромного количества  указанных незаконных запретов и нарушений  прав негосударственных экспертов.

Критерии  оценки  компетентности  лиц,  обладающих  специальными знаниями,  но  не  являющихся  работниками  государственных  судебно-экспертных  учреждений,  достоверности  используемых  ими  экспертных  методик  и  их  научной  обоснованности  законодательно  ДАВНО закреплены в нашем законодательстве об образовании – уровень образования,  специальность эксперта, его квалификация как лица имеющего специальные знания давно подтверждаются документами об образовании, а с 01 сентября 2013 года – и документами о квалификации (наряду с указанными), которые выдаются образовательными организациями по итогам  получения среднего профессионального, высшего профессионального, послевузовского профессионального и дополнительного профессионального  образования. В России действует огромное количество  образовательных  организаций, которые давно готовят специалистов (потенциальных экспертов) с необходимыми и достаточными специальными знаниями, умениями и навыками. Ни у судей, ни у других лиц, которые поручают судебную экспертизу не возникает никаких проблем с оценкой «компетентности» экспертов. Наглядный пример – любой судья и пр. чиновник с юридическим образованием  способен без всякого труда  изучить  приложение к документу об образовании, либо сам документ об образовании, в котором прямо указана конкретная дисциплина, подтверждающая  специальные знания эксперта, напр. – «Почерковедение и почерковедческая экспертиза», «Судебная экспертиза», «Товароведение и товароведческая экспертиза», «Религиоведение и религиоведческая экспертиза». Никакие другие дополнительные документы (в т.ч. «сертификаты компетентности»)  НЕ ПОДМЕНЯТ И НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТ  «компетентность», специальные знания эксперта. Напротив, широко распространена в России практика выдачи «сертификатов о компетентности» экспертов сфере каких-либо экспертиз, у которых НЕТ специальных знаний и документов их подтверждающих. Такие сертификаты выдают как  государственные, так и негосударственные органы и организации, как правило, за большие деньги (от 30 000 руб., до 100 000 руб.). В итоге, почерковедческие экспертизы делают лица, далёкие от почерковедения (напр., химики, товароведы, медики и пр.), но с «сертификатом компетентности», который вводит в заблуждение  судей и др. лиц, ведущих юридический процесс. Такая же ситуация  наблюдается и в отношении других экспертиз.

        Впервые за всю историю судебно-экспертной деятельности в России квалификация судебного эксперта должна подтверждаться неким «сертификатом компетентности». Имеет попытка подменить понятие эксперта как человека со специальными знаниями, на человека, который имеет сертификат. И это НЕ сулит   кроме  большой материальной выгоды Минюсту  и государственным экспертным учреждениям НИЧЕГО позитивного и полезного ни для экспертной деятельности, ни для правосудия. Напротив, последствия принятия закона весьма вредоносные. Проект как был, так и остался  вредоносным и противоправным.

         На сайте Министерства юстиции РФ (далее – Минюст) в 2013 году был размещён проект Федерального закона Министерства юстиции РФ «О судебно-экспертной деятельности» (далее – проект), который вызвал целую бурю негодования не только среди большого негосударственного экспертного сообщества, но и среди государственных экспертов, учёных, которые здраво оценивают причины его появления и весьма пагубные последствия принятия такого закона. Этот проект Минюст планирует оформить  законом уже в декабре 2013г. Теперь этот законопроект расположен на сайте Государственной Думы РФ – см. на http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=306504-6&02 .

Впервые за всю историю правового регулирования, Правительство РФ и Минюст решил изменить понятие самого эксперта, так в ст.1 проекта указано: 11) судебный  эксперт  -  физическое  лицо,  обладающее специальными  знаниями  и  соответствующее  требованиям, установленным  настоящим Федеральным  законом,  которому  в  процессе судопроизводства  в  порядке,  установленном  процессуальным законодательством  Российской  Федерации,  поручено  производство судебной экспертизы».

 Из человека, имеющего специальные знания в различных отраслях (что вполне соответствует логике и назначению экспертов в процессах), Минюст пытается сделать экспертом «лицо, соответствующее неким требованиям законодательства» (а также субъективному мнению чиновников, которые даже и процесс вести не будут).

И это не случайно, т.к. разработчики проекта пытаются исключить из числа так нужных судопроизводству знающих лиц, практически всех  специалистов, кроме тех, которые будут удовлетворять явно завышенным и научно-необоснованным требованиям, которые направлены на получение огромной МАТЕРИАЛЬНОЙ ВЫГОДЫ Минюстом и Правительством РФ, на их тотальный контроль за всеми экспертами России, в ущерб интересам правосудия, правам участников процессов.

Проявления такого стремления заработать и тотально контролировать, а также нарушать права человека и организаций имеют место  во многих положениях проекта:

1)  в ст. 13 проекта: «2. Негосударственными  судебно-экспертными  организациями являются  некоммерческие  организации,  созданные  в  соответствии  с законодательством  Российской  Федерации,  к  основным  видам деятельности  которых  относится  судебно-экспертная  деятельность, осуществляемая  в  соответствии  с  установленными  требованиями  к производству судебной экспертизы».    Очевидно, что незаконно ограничивать круг экспертных организаций только этими, подконтрольными Минюсту организациями. Судя по такой редакции, умные и сведущие люди действуют только в этих организациях, а их организационная форма гарантирует наличие специальных знаний. Невероятно примитивное и глупое предложение. К тому же никаких фактологических обоснований Минюст не приводил для принятия такой редакции статьи, никаких исследований и обоснований практической пользы для правосудия и прав участников не даётся. Польза – только Минюсту в указанных выше вредоносных целях. Налицо – явная дискриминация судебно-экспертных организаций по их организационно-правовой форме (так как в России в настоящее время преобладают среди судебно-экспертных организаций именно общества с ограниченной ответственностью) и ничем необоснованный и неконституционный запрет  вести свободную экономическую деятельность – судебно-экспертную -  всем коммерческим организациям.

     2)  в той же статье сказано: «В  штате  негосударственной  судебно-экспертной  организации должно  состоять  не  менее  одного  работника,  квалификация  которого должна быть подтверждена сертификатом компетентности и для которого данное  место  работы  является  основным.  Иные  работники  вправе осуществлять  судебно-экспертную  деятельность  в  соответствии  с требованиями части 3 статьи 15 настоящего Федерального закона.». Судя по такой редакции, умные и сведующие люди действуют только в этих организациях, один такой работник гарантирует наличие специальных знаний у всех других работников - экспертов. Невероятно примитивное и глупое предложение. К тому же никаких фактологических обоснований Минюст не приводил для принятия такой редакции статьи, никаких исследований и обоснований практической пользы для правосудия и прав участников не даётся. Польза – только Минюсту в указанных выше вредоносных целях. Минюст пытается навязать организациям принимать  по трудовому договору хотя бы одного эксперта, невзирая на их экономическое состояние. Узость мышления авторов проекта не даёт понять простой вещи – трудовой договор не гарантирует наличие специальных знаний у всех экспертов организации, а эксперты могут работать и на условиях гражданского договора и на условиях общественных (бесплатно) и приносить очевидную пользу правосудию и правам участников процесса. Налицо  необоснованный и неконституционный  запрет  вести свободную экономическую деятельность – судебно-экспертную -  всем организациям, где нет  такого работника ;

3) В той же статье указано: «4. Судебно-экспертные организации  (подразделения)  осуществляют деятельность  по  организации  и  производству  судебной  экспертизы, основываясь  на  теории  судебной  экспертизы,  едином  научно-методическом  подходе  к  экспертной  практике,  профессиональному обучению и специализации экспертов». Собственно, почему подход должен быть единым? Откуда такое суждение? Оно явно не научное, т.к. наука как раз и основана на многообразии подходов и точек зрения, методов. Минюсту и здесь хочется установить свой единый подход, обязательный для всех экспертов, в т.ч. и учёных.

4) Статья 14.  Руководитель судебно-экспертной организации гласит: «2. Руководителем  судебно-экспертной  организации  может  быть гражданин  Российской Федерации,  имеющий  высшее  профессиональное образование  и  прошедший  профессиональное  обучение  в  области судебной экспертизы».

Однако, этот руководитель НЕ является экспертом и отсутствие у него указанного образования никаким образом  не влияет на производство экспертизы именно экспертом, пусть даже и подчинённым ему. В указанной организации вполне может быть очень много именно образованных и опытных экспертов со специальными знаниями. Налицо  необоснованный и неконституционный  запрет  вести свободную экономическую деятельность – судебно-экспертную -  всем организациям, где нет  такого образования у руководителя.

 

            5) Статья 15 проекта гласит:
«1. В качестве судебного эксперта может выступать государственный судебный  эксперт  или  иной  эксперт,  соответствующий  требованиям,

установленным настоящим Федеральным законом.

2. Государственным  судебным  экспертом  является  обладающий специальными  знаниями  работник  (должностное  лицо)  государственной

судебно-экспертной  организации  (подразделения),  имеющий действующий  сертификат  компетентности  и  производящий  судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

3. Иным судебным экспертом является:

физическое лицо, которое обладает специальными знаниями и имеет действующий  сертификат  компетентности,  но  не  является  работником

(должностным лицом)  государственной судебно-экспертной организации (подразделения);

или

физическое лицо,  которое обладает  специальными  знаниями, но не имеет  сертификата  компетентности  при  условии  предоставления  по требованию  органа  или  лица,  имеющего  право  назначать  судебную экспертизу,  сведений,  касающихся  возможности  производства  судебной экспертизы  (в  том  числе  о  наличии  необходимой  материально-технической  базы),  а  также  имеющихся  документов  об  образовании, специальности,  экспертной  специальности,  наличии  стажа  экспертной работы  и  иных  данных,  свидетельствующих  о  его  компетентности  и надлежащем уровне квалификации».

 

Патологическое стремление Минюста сделать в негосударственной судебно-экспертной организации  хотя бы одного негосударственного эксперта именно с сертификатом, и именно в некоммерческой организации, и именно работниками, да ещё и с постоянным местом работы просто удивляет. Если для государственных организаций это вполне естественно, то введение «крепостного» эксперта в негосударственной организации – это грубое вмешательство в её дела, без учёта  экономического состояния организации и реальной нагрузки экспертов. В отличие от государственных экспертных организаций, в которые  по всем уголовным и административным делам, а также по многим гражданским и арбитражным  делам непрерывным потоком идут поручения экспертиз и эксперты получают из государственного бюджета зарплату, в негосударственных организациях ЭТОГО НЕТ. Они существуют ТОЛЬКО за счёт   денег  от своих услуг и не обеспечены финансированием из госбюджета. Часто бывают ситуации, когда услуги не заказывают и не оплачивают их, в т.ч. – и судебные экспертизы, месяцами, а то и годами ! Об этом будет написано ниже.  Такой закон создаст заведомо убыточный характер  негосударственной судебно-экспертной деятельности, а значит и её фактический неконституционный запрет.

Складывается впечатление, что Правительство РФ не знает, что кроме Трудового кодекса РФ, есть ещё и Гражданский кодекс РФ, законодательство об общественных объединениях, которые позволяют привлекать в качестве экспертов и  лиц, заключивших гражданский договор с экспертной организацией, и членов общественных объединений, которые тоже могут быть экспертными организациями. Такое ощущение, что Минюсту и Правительству РФ просто необходимо, чтобы эксперты были настолько зависимы от экспертного учреждения, насколько максимально это возможно. Никаких фактологических обоснований Минюст не приводил для принятия такой редакции статьи, никаких исследований и обоснований практической пользы для правосудия и прав участников не даётся. Польза – только Минюсту в указанных выше вредоносных целях.  При этом создаётся условие для того, чтобы в случае лишения одного такого эксперта организации  сертификата, заблокировать (запретить) всем  другим экспертам и всей организации делать судебные экспертизы – как планируемые, так и окончить уже начатые. Данное обстоятельство  недопустимо для правосудия и экспертов, позволяет постоянно нарушать принцип независимости экспертов, лишать сразу всех экспертов в организации права производить экспертизы  по надуманным основаниям.

Кроме того, из ч.3 указанной статьи следует, что сертификат – просто одна из бумажек (наряду с документами об образовании, специальности), без которой любой эксперт (кроме «крепостных» государственных экспертов и одного «сертифицированного» эксперта некоммерческой организации) тоже может делать судебные экспертизы. И это не случайно, так как  в проекте закона используется совершенно широкий,  неопределённый, ненужный термин: «9) сертификат  компетентности  -  документ,  подтверждающий квалификацию  физического  лица  для  проведения  судебно-экспертных исследований».

В такой редакции, под «сертификатом компетентности» можно понимать любой документ об образовании, который уже получен физическим лицом в любых образовательных организациях.

Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» тоже чётко даёт понятия в ст.2: «5) квалификация - уровень знаний, умений, навыков и компетенции, характеризующий подготовленность к выполнению определенного вида профессиональной деятельности»; в ст. 60 : «10. Документ о квалификации подтверждает: 1) повышение или присвоение квалификации по результатам дополнительного профессионального образования (подтверждается удостоверением о повышении квалификации или дипломом о профессиональной переподготовке); 2) присвоение разряда или класса, категории по результатам профессионального обучения (подтверждается свидетельством о профессии рабочего, должности служащего)». При этом сама квалификация  может быть получена в соответствии с указанным законом только в процессе образования и обучения (см. ст.2 в п.п.1, 3).

 

         Таким образом, бессмысленно и незаконно  вводить категорию «сертификат компетентности» как обязательное требование к указанным экспертам для производства судебной экспертизы.   УЖЕ  существует система аттестации  людей в России, которая  давно ДАЁТ  и образование и квалификацию в процессе обучения людей в системе  и высшего, и среднего профессионального, и дополнительного профессионального образования с выдачей соответствующих документов об образовании и квалификации.

 

Таким образом, Проект противоречит и новому закону об образовании, т.к. вводит  фактически ещё одну систему образования, которая не предусмотрена новым законом об образовании, и дублирует её.

 

6) Статья 16 Проекта ( Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту) гласит: «1. В  качестве  судебного  эксперта  может  выступать  гражданин Российской  Федерации,  обладающий  комплексом  знаний,  умений  и практических  навыков  в  области  конкретной  науки,  техники,  искусства или ремесла, приобретаемых путем профессионального обучения и  (или) профессионального опыта.

2. В  качестве  государственного  судебного  эксперта  может выступать  гражданин  Российской  Федерации,  имеющий  действующий сертификат  компетентности,  высшее  образование  и  прошедший последующее  профессиональное  обучение  по  конкретной  экспертной специальности  в  порядке,  установленном  нормативными  правовыми актами  соответствующих федеральных  органов  государственной  власти, уполномоченных в области судебно-экспертной деятельности. Должность эксперта в экспертно-криминалистических подразделениях федерального органа исполнительной  власти, осуществляющего функции по выработке и  реализации  государственной  политики  и  нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел может также занимать гражданин Российской  Федерации,  имеющий  среднее  профессиональное образование по специальности "судебная экспертиза".

3. В  качестве  судебного  эксперта  не  может  выступать  лицо, признанное  в  установленном  порядке  недееспособным  или  ограниченно дееспособным,  а  также  лицо,  имеющее  непогашенную  или  неснятую судимость.

 

В  течение  трех  лет  со  дня  соответствующего юридического факта судебным экспертом не может быть лицо:

1) судимость которого погашена или снята в установленном законом порядке;

2) освобожденное  от  уголовной  ответственности  за  совершение умышленного  преступления  по  основаниям,  предусмотренным  статьями 75 - 78, 84 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3) действие сертификата компетентности которого прекращено;

4) иные  обстоятельства,  исключающие  участие  лица  в  качестве судебного  эксперта,  в  соответствии  с  законодательством  Российской Федерации».

Минюст и Правительство РФ похоже не знают, что в России не существует никакого всеобъемлющего перечня экспертных специальностей по всем вопросам без исключения, которые требуют специальных знаний. Дело в том, что любая попытка такой перечень установить в административном порядке обречена на неудачу, так как наука, техника, ремесло, искусство  постоянно развиваются, появляются всё новые и новые отрасли знаний и специальности, методы экспертиз. Любая попытка регламентировать науку бюрократами государства приводила к застою, либо деградации. А в данном случае приведёт и к невозможности найти сведущего человека для конкретной экспертизы. Обращает на себя и неразумный ценз – пройти некую «подготовку по конкретной экспертной специальности». А если конкретной экспертной специальности государство не придумало, а экспертизу по конкретному вопросу уже надо провести, где эту подготовку проходить ?

Разработчик проекта даже не читал образовательные стандарты, судя по такой формулировке, ибо все необходимые знания, умения и навыки для  любых экспертных исследований УЖЕ даются в рамках соответствующего уровня образования (среднего, высшего и пр.), а также в ходе дополнительного образования. Совершенно неразумно, незаконно необоснованно выглядит и запрет Минюста в проекте занимать должность эксперта иностранным гражданам и лицам без гражданства. Они  что  - люди и специалисты второго сорта, что ли? Многие иностранные граждане  и апатриды живут постоянно в России и получают российское образование. Откуда идея запрета им заниматься судебно-экспертной деятельностью? Явное нарушение принципа равенства граждан в сфере  профессиональной деятельности, а также принципа национального режима в России для неграждан. Судя по логике Минюста, нужно и другим участникам процессов такие же цензы предъявить – запретить быть свидетелями, понятыми, потерпевшими, истцами, ответчиками всем иностранным гражданам, лицам без гражданства. Театр абсурда. Налицо  необоснованный и неконституционный  запрет  вести свободную экономическую деятельность – судебно-экспертную – указанным выше лицам со специальными знаниями.

Забавно,  эксперты, у которых  просрочен сертификат, приравнены в этом проекте к преступникам. Совершенно необоснован и незаконен и запрет АЖ в течение трёх лет заниматься экспертной деятельностью после такого лишения. Фактически Минюст предлагает ввести особый вид наказания для экспертов без  сертификата по мотивам того, что они отказались его продлить. Такие статьи направлены на создание зависимого типа экспертов – боящихся государственных чиновников из экспертно-квалификационных комиссий, которые в любой момент могут «засомневаться» в уровне квалификации «карманных» экспертов и лишить (не продлить) их заветного сертификата. Налицо создание  условий для подрыва ключевого принципа экспертной деятельности – независимости эксперта, а также  дискриминация экспертов без сертификата.

 

7) В Статье  29.  (Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание) указано:

1. На основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт  от  своего  имени  или  комиссия  экспертов  дают  письменное заключение  и  подписывают  его.  Подписи  эксперта  или  комиссии экспертов  удостоверяются  печатью  судебно-экспертной  организации (подразделения). По требованию органа или лица, назначивших судебную экспертизу,  подпись  эксперта,  не  являющегося  работником  судебно-экспертной  организации  (подразделения),  на  заключении  должна  быть удостоверена либо заверена нотариально».

Разработчик, похоже, считает чиновников государства (юристов), ведущих процесс, настолько беспомощными и безграмотными, что они не способны проверить сами без нотариусов достоверность указанных документов и подписи. Такая норма явно направлена на обеспечение клиентами наших «дорогих» нотариусов. Представьте, если  каждый лист/подпись  заверять у нотариуса (ещё и отсидеть в очереди к нотариусу, да ещё и найти приличного нотариуса, который не откажет в таких «мелочах»), то потратиться нужно будет на круглую сумму, иногда равноценную стоимости самой экспертизы. Кроме того, общеизвестно, что большинство нотариусов никаких мер к проверке достоверности документов и подписей не предпринимает (напр. запросы в образовательные учреждения, по месту работы, экспертизы и пр.). Как раз у органов и должностных лиц государства, ведущих процесс, таких полномочий гораздо больше. Разработчик явно делает процедуру представления «бумажек» независимым экспертам максимально  затруднительной и финансово обременительной, дабы и мыслей заниматься экспертизами не было.

 

 

8) Статья 17 проекта (Сертификация компетентности судебного эксперта) гласит:

1. Сертификация  компетентности  лиц,  обладающих  специальными знаниями  и  являющихся  работниками  государственных  судебно-экспертных  организаций  (должностными  лицами),  осуществляется  в обязательном порядке.

2. Сертификация  компетентности  лиц,  обладающих  специальными знаниями  и  не  являющихся  работниками  государственных  судебно-экспертных организаций, осуществляется в добровольном порядке.

3. Сертификация компетентности проводится один раз в пять лет.

4. Уполномоченный федеральный  орган  исполнительной  власти  по сертификации компетентности лиц, обладающих специальными знаниями и  не  являющихся  работниками  государственных  судебно-экспертных организаций  (подразделений),  определяется Правительством  Российской Федерации. Порядок  сертификации  компетентности  лиц,  обладающих специальными  знаниями,  в  том  числе  внеочередной  сертификации, порядок  выдачи,  отказа  в  выдаче,  приостановления,  прекращения действия  и  лишения  сертификата  компетентности,  а  также  форма сертификата  компетентности  устанавливаются  Правительством Российской Федерации».

 

О понятии «сертификата компетентности» и его бессмысленности написано выше. Попробуй не получи такой сертификат – тебе и поручать не будут  экспертизу. А если и получишь за большие деньги этот сертификат у того же Минюста, то его всегда могут лишить по надуманным основаниям – «При возникновении обоснованных сомнений в надлежащем уровне квалификации». Мало ли кто в ком сомневается, эксперт же действует по своему внутреннему убеждению. Если кому-то кажется или сомнения гложут, то это достаточное основания лишить сведущего человека сертификата, а значит и права делать судебные экспертизы. Такой вывод напрямую вытекает из содержания другой статьи (16-й) того же проекта.

        Очевидно, Минюст создаёт условия для нарушения принципа независимости эксперта. К тому же, фактически Минюст предлагает создание второй системы аттестации специалистов, которая действовала бы параллельно  существующей системе государственной аттестации в системе образовательных  учреждений России  по итогам  форм контроля, которые в ней установлены. Чиновники Минюста безосновательно считают, что вправе заниматься такой образовательной деятельностью вместе со своими  государственными экспертами, не имея ни  образовательных ресурсов (в т.ч. и преподавателей, библиотек, учебных зданий и пр.), ни стандартов, ни лицензии.

             Фактически  Минюст считает, что существующая система  аттестации в  системе образования, которая выдаёт документы об образовании (единственный вид документов, которые подтверждают наличие специальных знаний, умений, навыков) – в соответствии со ст.27 Закона РФ об образовании от 10 июля 1992 года № 3266-1) не нужна и её нужно подменить другой системой, которая будет выдавать сертификаты – бумаги, которые в силу законов об образовании вообще не имеют никакой юридической силы в части подтверждения наличия каких-либо знаний, умений и навыков, их уровня (т.е. квалификации), сертификаты компетентности не могут подтверждать наличие какого-либо образовательного уровня (ценза). В проекте делается попытка придать такому сертификату  статус документа об образовании. Явно противоречащая законодательству об образовании формулировка. Судя по такой редакции, умные и сведущие люди (с высшим образованием!) способны делать судебные экспертизы только при наличии бумажки, которую (если повезёт на экзамене, на котором чиновники наверняка проголосуют против негосударственного эксперта, как конкурента и «непослушного») выдают чиновники от государственных структур. Невероятно примитивное и глупое предложение. К тому же никаких фактологических обоснований Минюст не приводил для принятия такой редакции статьи, никаких исследований и обоснований практической пользы для правосудия и прав участников не даётся. Польза – только Минюсту в указанных выше вредоносных целях. Зато платить за сертификацию  негосударственным экспертам придётся государству очень много, да ещё и каждые пять лет (если повезёт и досрочно эксперта не лишат сертификата). Подобные сертификаты  учреждения Минюста уже выдают за «скромную» сумму около 50 000 руб., но по итогам добровольной сертификации. А вот и «ушки» непомерного обогащения Минюста и др. государственных структур, которые «точат» из проекта. Не забудем, что коррупция в России в таких сертифицирующих и лицензирующих органах у нас на высоте, суммы могут быть куда больше – на взятки и пр. поборы с негосударственных экспертов.

            9) Обращает на себя коррупциогенность ранее размещённого проекта, установленная в  Заключении – см. на http://forum.sud-expertiza.ru/viewtopic.php?f=107&t=1100 - по результатам независимой антикоррупционной экспертизы Двоеглазова Николая Викторовича.

          В представленном Проекте федерального закона "О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" выявлены коррупциогенные факторы:

          1. п. 8 ст. 13 главы 1- "Правительством Российской Федерации может устанавливаться перечень судебных экспертиз, проводимых исключительно государственными судебно-экспертными организациями (подразделениями)" содержит выявленные коррупциогенные факторы:
1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. ""а"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. ""в"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (п.п. ""г"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96)."

2. п. 4 ст. 15 главы 1- "Сертификация компетентности судебных экспертов осуществляется экспертно-квалификационными комиссиями, создаваемыми федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации с участием негосударственных судебных экспертов в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Уровень квалификации экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет" содержит выявленные коррупциогенные факторы:
1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. ""а"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. ""в"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (п.п. ""г"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96)."

            3. абз. 2 п. 5 ст. 15 главы 1- "По требованию суда, судьи, следователя, дознавателя, органа (должностного лица), в производстве которого находится дело об административном правонарушении, лицо, указанное в предыдущем абзаце, обязано представить заверенные в нотариальном порядке копии имеющихся документов об образовании, специальности, о наличии стажа работы в качестве судебного эксперта" содержит выявленные коррупциогенные факторы:
         1. Наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права - установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям (п.п. "а" п. 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96) 

        6. п. 2 ст. 17 главы 1 - "При возникновении обоснованных сомнений в надлежащем уровне квалификации лиц, указанных в части первой настоящей статьи, проводится внеочередное подтверждение их компетенции." содержит выявленные коррупциогенные факторы:
1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. "а" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. "в" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
3. Отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения органами государственной власти или органами местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка (п.п. "ж" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
4. Юридико-лингвистическая неопределенность - употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера (п.п. "в" п. 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96).

        7. п. 3 ст. 17 главы 1 - "Порядок проведения сертификации компетентности лиц, указанных в части первой настоящей статьи (в том числе внеочередного подтверждения компетентности), устанавливается Правительством Российской Федерации" содержит выявленные коррупциогенные факторы:

          1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. ""а"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);

         2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. ""в"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
           3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (п.п. ""г"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96)."

          8. ст. 18 главы 1 - "Порядок и условия выдачи, отказа в выдаче сертификата компетентности судебного эксперта устанавливаются Правительством Российской Федерации" содержит выявленные коррупциогенные факторы:
          1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. ""а"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);

         2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. ""в"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (п.п. ""г"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96)."

          14. п. 2 ст. 35 главы 1 - "Специальная подготовка и повышение квалификации по соответствующей экспертной специальности лиц, которые не являются работниками (сотрудниками) государственных судебно-экспертных организаций (подразделений), за исключением лиц, указанных в части одиннадцатой статьи 13 настоящего Федерального закона, осуществляется в государственных судебно-экспертных организациях и в образовательных учреждениях, перечень которых устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти с учетом ограничений, предусмотренных законодательством Российской Федерации" содержит выявленные коррупциогенные факторы:

        1. Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения (п.п. ""а"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);

           2. Выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (п.п. ""в"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96);
3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (п.п. ""г"" п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96)."

         15. п. 3 ст. 35 главы 1 - "Для обеспечения надлежащего уровня квалификации работники (сотрудники) судебно-экспертных организаций и лица, обладающие специальными знаниями, не являющиеся работниками судебно-экспертных организаций, которые получили сертификат компетентности судебного эксперта, один раз в пять лет должны пройти повышение квалификации в соответствии со специальностью и подтвердить уровень своих профессиональных знаний" содержит выявленные коррупциогенные факторы:

     1. Наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права - установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям (п.п. "а" п. 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96) и пр.».

        

 

        Вместе с тем, проект никак не решает именно злободневные проблемы судебно-экспертной деятельности, вопросы оплаты труда экспертов, которые никак не волнуют ни Правительство РФ, ни Минюст РФ.

         Так, в Федеральный закон РФ  от 31 мая 2001 г.  № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»  Федеральным законом РФ №124-ФЗ от 28.06.2009 года было внесено дополнение - в ст.16: «Эксперт или государственное судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от производства порученной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения».

          Таким образом, законодатель хотел решить важную проблему - неисполнение судебных определений о назначении экспертиз по мотивам неоплаты экспертизы.

          Аналогичные поправки были внесены и в статью 85ГПК РФ: Эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 настоящего Кодекса.

           В  ст. 55 АПК РФ в ч.6 также внесено дополнение: «В случае невыполнения требования арбитражного суда о представлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или государственного судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в части 4 настоящей статьи, судом на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса».

     Нетрудно заметить, что данные поправки являются полумерами и не учитывают ряда негативных последствий, которые значительнее «благого»  желания законодателя.

 Во-первых, законодатель явно не учел  финансовую состоятельность экспертных организаций и экспертов на момент назначения  экспертизы. Бывают случаи, когда производство экспертизы сопряжено с необходимостью приобрести дорогостоящее оборудование и материалы для экспертизы, поэтому необходима полная или частичная предоплата экспертизы. Для негосударственной экспертной организации и или эксперта производство такой экспертизы без предоплаты нередко просто разорительно и без гарантии, что должник  оплатит эту экспертизу в будущем.

          По той же причине систему оплаты работы экспертов, закрепленную в АПК РФ, следует также признать несостоятельной и несправедливой, поскольку оплата экспертизы с депозитных счетов арбитражных судов РФ производится только после представления заключений экспертов в суд.   

          Экспертам и экспертным организациям приходится ждать нередко длительное время оплаты экспертизы (от одного месяца и более, вплоть до вынесения решения суда по делу и т.д.), а в случае, если суд не примет решения об оплате - они вообще не получают вознаграждения за оплату и не имеют по права обжаловать такое бездействие суда. Кроме того, в случае неплатежеспособности или прекращения существования лица, обязанного оплатить экспертизу, эксперты и организации (в основном – негосударственные) ВООБЩЕ не получают оплату своей работы. То есть, по указанному «мудрому» решению государства в данном случае эксперты и экспертные организации остаются «с носом», без малейшего права (а право – это реальная возможность) на вознаграждение за работу. Думается, что в данном случае ответственность (в т.ч. гражданско-правовую) за неоплату экспертизы должно нести именно государство в лице своих финансовых органов, поскольку именно по вине неконституционных действий законодательных и  судебных органов государства, эксперт и экспертная организация были лишены вознаграждения за работу. Европейский суд по правам человека (Страсбург) в свое время четко указал, что правосудие будет реализовано не с момента вынесения решения суда о взыскании средств в пользу человека, а с момента РЕАЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ решения суда о взыскании.  Так, водном из своих решений Европейский суд уже высказывался по проблеме неисполнения судебных решений, в частности, было отмечено, что “исполнение судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебного процесса”, а также что “государственный орган не имеет права ссылаться на недостаток средств в оправдание неисполнения судебного решения о взыскании задолженности” (См., напр. : http://xxi.com.ua/pole/3_2.htm ). Таким образом, если в разумные, отведенные законом для исполнения решения суда сроки, последнее не будет исполнено, то будет нарушено право человека и организации на правосудие, что влечет за собой ответственность (в т.ч. гражданско-правовую) государства за действия его органов.

       Во-вторых, такие нормы не учитывают финансового состояния  стороны,  на которую возложено оплата производства экспертизы. Есть ситуации, когда эта сторона не имеет денег на оплату экспертизы и не выплатит их даже по решению суда о взыскании средств на оплату экспертизы (а таких случаев в практике – около 20 %). Экспертам остаётся ждать оплаты экспертизы до прекращения существования  должника, а потом – вовсе нет перспективы оплаты экспертизы.

     Таким образом, негосударственных экспертов и экспертные организации  указанные новшества в законе поставили  в унизительное, неправовое и несправедливое положение, нарушающее их законное  право на оплату работы (производства экспертизы), фактически  ввели в России еще одну разновидность принудительного неоплачиваемого  труда, который в России  запрещен в соответствии со ст.37 Конституции РФ. 

          Количество дел, в которых суд формально обязал сторону оплатить производство экспертизы, но экспертизу оно не оплатило (своевременно, частично или полностью) ни до решения суда, ни после, за 2009-2013 годы возросло на 30 % и продолжает расти, что показывает на криминализацию и деградацию общества и место государства в этом пагубном процессе.

            Судьи в случае обращений экспертов о том, чтобы в определении о назначении экспертизы было указано, что экспертиза должна быть произведена после ее оплаты, нередко игнорируют такие обращения, «отписываясь» тем, что когда-нибудь потом будет вынесено решение о взыскании расходов – оплаты экспертизы – и эксперт получит свое вознаграждение когда-нибудь в ходе исполнительного производства. Никого в нашем государстве не волнует факт – всего около 50 % всех решений судов России  о взыскании имущества исполняются  частично или полностью и государство не несет никакой ответственности за неисполнение судебных решений. Прилагаем доказательство – ответ Управления службы судебных приставов по Красноярскому краю от 01 марта 2012 г. № 24/15-04-5893-3845 о том, что свыше двух лет оплату судебных экспертиз  три должника  нам не  оплатили и взыскать с них эти долги не представляется возможным! Они до сих пор не оплатили экспертизы.

       Указанное позволяет сделать вывод о том, что наше государство по указанному выше вопросу  выступает в роли паразитической  организации, которая узаконила принудительный безвозмездный (под угрозой наказания – штрафа) труд негосударственных экспертов и их организаций для своих целей – для своего правосудия, вне зависимости от фактической оплаты их работы, поставило вопрос об оплате работы в зависимость от усмотрения стороны по делу (обязанность оплатить работу эксперта не обеспечена ничем) и не обеспечило оплату экспертам  в случае неплатежеспособности обязанного лица. Из прошлого мы знаем, что людей, которые работали под принуждением и бесплатно называли рабами.  Неужели рабовладение вернулось даже в судебно-экспертную сферу ?

           Представляется, что нужно установить  в законах общий порядок оплаты судебных экспертиз - обязать сторону, на которую суд или другой орган, лицо, ведущее процесс, возложил обязанность оплаты экспертизы,  вносить по требованию эксперта или экспертной организации полную или частичную предоплату  производства судебной экспертизы, а также установить в КоАП РФ административную ответственность  за неисполнение такой обязанности.

       В случае же  неоплаты экспертизы, эксперта и экспертную организацию нужно наделить правом возвращения документов и материалов в  орган, назначивший экспертизу, без производства экспертизы по мотивам ее неоплаты. Иначе, государство, обеспечивая интересы правосудия,  нарушает конституционные права и законные интересы других участников процесса - экспертов и  экспертных организаций, что совершенно недопустимо.

 

           Итак, такой проект Правительства РФ и Минюста РФ закона весьма вредоносен, поскольку:

        1)  без всяких разумных и законных обоснований (в т.ч. при отсутствии каких либо результатов исследований эффективности деятельности негосударственных экспертов) призывает фактически запретить негосударственную судебную экспертную деятельность в России, а программа минимум - сделать негосударственных экспертов послушными марионетками от государственных органов. Вполне понятно, что независимая экспертиза не нужна коррупционерам в нашем государстве, т.к. она мешает грабить нашу страну и народ и заниматься политическими репрессиями, а также бороться с инакомыслием. Государственные эксперты легко управляемы и могут всегда нужное, в т.ч. коррупционное заключение, а негосударственные - пока нет;

    2) принятие закона в такой редакции может привести к миллионным "заказным" неправосудным решениям судов (основанным на надуманных «заказных» необоснованных заключениях государственных экспертов) и нарушениям прав миллионов граждан России;

      3)  сроки экспертиз вырастут в десятки раз (мы все знаем как долго – часто до года и более – делают экспертизы государственные эксперты), а значит и сроки правосудия. В настоящее время около 80 % всех экспертных заключений в юридических процессах (за исключением уголовного) дают именно  негосударственные эксперты; 

     4) редкие виды экспертиз, которые государственные учреждение не делают, невозможно будет проводить после принятия такого закона;

   5) не будет  и возможностей исправить  экспертные ошибки государственных экспертов в системе негосударственной  экспертной деятельности;

  6) незаконные поборы со сторон за «нужное» экспертное заключение в государственных учреждениях опять «расцветут»;

      7) вредоносность такого проекта  проявится и в том, что десятки тысяч негосударственных экспертов и экспертных организаций останутся без работы, а новые рабочие места государство им не предоставит в случае принятия такого закона, семьи этих людей останутся без содержания. В России уже давно население сокращается каждый год более чем на 1 000 000 человек, новые рабочие места не создаются, нищета процветает, налоги растут в геометрической прогрессии. За полгода 2013 года почти на  миллион  индивидуальных предпринимателей  в России стало меньше в виду неразумного повышения почти в два раза обязательных платежей государству. Ещё одним шагом в этом направлении со стороны государства будет принятие такого проекта закона – десятки тысяч экспертных организаций-налогоплательщиков перестанут платить налоги по причине невозможности получения доходов ;

      8) бремя расходов на негосударственных экспертов и  экспертных организаций при принятии  такого закона необоснованно увеличится в десятки раз, что будет создавать препятствия для свободной экономической, предпринимательской деятельности;

  9) в случае принятия такого закона Минюст и его подведомственные организации будут фактически руководить научной сферой  - судебной экспертологией, устанавливать ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ к применению научные методики судебных экспертиз, а также монопольно осуществлять профессиональное обучение ВСЕХ экспертов (в т.ч. и негосударственных), не имея ни лицензий, ни достаточных ресурсов, ни правовых оснований, что противоречит законодательству о научной деятельности, об образовании (фактически – это незаконный запрет огромному количеству уже существующих фундаментальных образовательных организаций обучать будущих и действующих экспертов, которые там уже ПОСТОЯННО обучаются более 20 лет), об ограничении монополий и недопустимо с точки зрения науки, т.к. в науке нет ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНЫХ И ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ к применению методов, а есть их МНОГООБРАЗИЕ;

     10) отсутствие  чёткого понятия сертификата компетентности (ненужного по существу и неотличимого от документа об образовании) и подробно установленного в законе порядка  его выдачи и прекращения действия приведёт к  многочисленным злоупотреблениям чиновников в ходе этих процессов, к нарушающему принцип независимости  административному контролю за экспертной деятельностью всех экспертов;

     11) в случае принятия такого закона будет официально введена дискриминация  коммерческих организаций при осуществлении судебно-экспертной деятельности, неконституционный  запрет  вести свободную экономическую деятельность – судебно-экспертную -  всем коммерческим организациям. Будет создан неконституционный механизм:  в случае лишения одного эксперта негосударственной организации  сертификата – фактического запрещения и всем  другим экспертам и всей организации делать судебные экспертизы – как планируемые, так и окончить уже начатые. Данное обстоятельство  недопустимо для правосудия и экспертов, позволяет постоянно нарушать принцип независимости экспертов, право на свободную экономическую деятельности, право на труд,  лишать сразу всех экспертов в организации права производить экспертизы  по надуманным основаниям;

     12) попытка подменить понятие эксперта как человека, имеющего специальные знания, на понятие эксперта как человека, имеющего «сертификат компетентности»  приведёт к появлению огромного количества лиц, которые не будут иметь специальные знания по профилю поручаемой экспертизы, но будут иметь «сертификат компетентности» , выданный  за большие деньги Минюстом и пр.  «сертификаторами», что УЖЕ имеет массовый характер по России.

     Эти несведущие лица уже делают судебные экспертизы, поэтому вред от них уже есть и  будет колоссальный.  Поэтому нужно принять поправку к действующему закону такого содержания: «Сертификат компетентности  не подменяет документа об образовании о наличии специальных знаний эксперта и не может подтверждать наличие специальных знаний и квалификации эксперта».

    13) немаловажным является и нарушение независимости и самостоятельности судей, следователей и пр. лиц, ведущих процесс, которых такой закон лишит права  привлекать очень нужных лиц, которые работают в негосударственных организациях, со специальными знаниями в качестве экспертов, без разрешения  чиновников-сертификаторов (которые никакого отношения к процессу вообще не имеют) выраженном в  сертификате – правопорождающей бумажке. До такого даже в советский период  законотворцы не додумались. Логическим продолжением таких законов является  обязательная «сертификация» свидетелей, понятых, истцов, ответчиков, третьих лиц, потерпевших и пр.

   14) принятие такого закона НЕИЗБЕЖНО  затронет и права депутатов всех уровней, их родственников и близких лиц по конкретным делам – когда «заказные» и недостоверные заключения оставшихся государственных  и пр. «ручных» экспертов позволят привлекать их к ответственности НЕОБОСНОВАННО и по существу НЕЗАКОННО. У Минюста, Правительства РФ  и их чиновников появятся рычаги для очередного передела, необоснованного и незаконно изъятия собственности, в т.ч. и указанных лиц, в России, ибо в судах имущественные дела практически ВСЕГДА  сопровождаются назначением судебных экспертиз.

 

   В целом, весь проект противоречит практически всем сопряжённым отраслям права и ключевым законам: о конкуренции, о предпринимательской деятельности, о науке, об образовании, о процессуальной деятельности, о правовом положении иностранных граждан. Перечень КОНКРЕТНЫХ норм, которым проект противоречит, Вы также можете посмотреть на сайте  http://forum.sud-expertiza.ru/viewtopic.php?f=114&t=1201 , мнения доктора юридических наук, профессора А.Белкина и других учёных – см. на http://forum.sud-expertiza.ru/viewtopic.php?f=114&t=1190, gazeta-yurist.ru/prn_article.php?i=1989 .

 

        Этот проект разработан на основании только ложных слухов о «некачественной» работе негосударственных экспертов и не имеет никакого иного разумного, законного и справедливого обоснования, никакой пользы для правосудия и экспертной деятельности он не принесёт, а только вред.

        В связи с вышеуказанным просим учесть все указанные выше доводы и  принять меры к тому, чтобы указанный закон не был принят. Действующий закон действует вполне эффективно, за некоторыми недостатками. Просим  учесть при работе над указанным проектом и действующим законом наши предложения и замечания (прилагаем Проект указанного закона в нашей редакции, которую просим принять), в первую очередь – вопрос об оплате экспертиз негосударственных экспертов и экспертных организаций, которая не обеспечена ни финансами государства, ни своевременной надлежащей оплатой обязанной стороны в процессе. Действующий закон  позволяет заставлять бесплатно работать негосударственных экспертов и экспертные организации под страхом наказания, что запрещено Конституцией РФ.

         Просим учесть, что мы не единственная организация, которая понимает вредоносность данного закона, огромное количество мнений о вреде проекта расположено в Интернете на сайтах экспертных организаций – см. на

http://forum.sud-expertiza.ru/viewforum.php?f=105&sid=c0c7d8b7a76822dc7154c07a7fc6ab4c, а также на http://blog.pravo.ru/blog/forensic_audio_and_video/6132.html и пр.

О рассмотрении данного письма, Вашем мнении и о принятых мерах просим сообщить нам в адрес: 660074, г.Красноярск, а/я 16841, а также эл. почтой: Mbe2009@yandex.ru .

 

Приложения:

1) (копия): ответ Управления службы судебных приставов по Красноярскому краю от 01 марта 2012 г. № 24/15-04-5893-3845 о том, что свыше двух лет оплату судебных экспертиз  три должника  нам не  оплатили и взыскать с них эти долги не представляется возможным – 6 листов;

2) Проект Правительства РФ ФЗ «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в редакции ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» - 1 файл.

 

С уважением.

 

Директор,  канд. юрид. наук, профессор, член Российской академии юридических наук

 

 

 

 

 

 

А.Н. Попов

 

 

 

 

 

Проект в

редакции ООО «Межрегиональное бюро экспертиз»

 

       Предлагается изменить и изложить проект Правительства РФ в следующей редакции (жирным курсивом  выделены изменения и дополнения) :

 

 

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

 

 

О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации

 

Настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее - судебно-экспертная деятельность) и порядок ее осуществления в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, в производстве по делам об административных правонарушениях.

Производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Глава 1.       Общие положения

 

Статья 1.     Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

 

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) исключён;

2) заключение эксперта - письменный документ, оформленный в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, отражающий ход и результаты судебно-экспертного исследования (далее - исследование);

3) научно-методическое обеспечение судебной экспертизы - один из видов обеспечения судебно-экспертной деятельности, включающий методические материалы по производству судебной экспертизы, методы и средства судебной экспертизы, программы профессионального обучения в области судебной экспертизы;

4) органы или лица, имеющие право назначать судебную экспертизу:

дознаватель;

орган дознания (при проверке сообщения о преступлении);

орган (должностное лицо), в производстве которого находится дело об административном правонарушении;

следователь;

руководитель следственного органа (при проверке сообщения о преступлении);

суд;

судья;

5) повреждение (уничтожение) объекта исследования (его части) - изменение свойств и состояния объекта исследования при производстве судебной экспертизы, в результате которых невозможно дальнейшее проведение повторных или дополнительных экспертных исследований;

6) профиль государственной судебно-экспертной организации или экспертного подразделения (далее - государственная судебно-экспертная организация (подразделение) - перечень обязательных к производству экспертиз, устанавливаемый федеральным органом государственной власти, к компетенции которого относится осуществление судебно-экспертной деятельности (далее - федеральные органы государственной власти, уполномоченные в области судебно-экспертной деятельности), для подведомственной государственной судебно-экспертной организации (подразделения);

7) – исключена;

8) – исключена;

9) документ о специальных знаниях – документ об образовании и/или квалификации физического лица, необходимых для проведения судебно-экспертных исследований;

10) судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом органом или лицом, имеющим право назначать судебную экспертизу, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, а также при проверке сообщения о преступлении;

11) судебный эксперт - физическое лицо, обладающее специальными знаниями, которому в процессе судопроизводства в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации, поручено производство судебной экспертизы;

12) экспертная специальность - комплекс знаний, умений и навыков, приобретенных лицом, имеющим профессиональное образование, путем целенаправленного профессионального обучения.

Статья 2.     Судебно-экспертная деятельность

Судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства, состоит из организации, производства судебной экспертизы.

Статья 3.     Правовая основа судебно-экспертной деятельности

1. Правовой основой судебно-экспертной деятельности являются Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы, а также принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы.

2. В случае, если международным договором, ратифицированным Российской Федерацией, установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о судебной экспертизе, применяются правила международного договора Российской Федерации.

Статья 4.     Основная задача судебно-экспертных организаций

Основной задачей судебно-экспертных организаций (подразделений) является оказание содействия органам или лицам, имеющим право назначать судебную экспертизу, в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, а также при проверке сообщения о преступлении посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний.

Статья 5.     Содержание судебно-экспертной деятельности

Содержание судебно-экспертной деятельности включает:

1) производство судебной экспертизы при расследовании уголовных дел, административном расследовании, а также по делам, рассматриваемым Конституционным судом Российской Федерации, арбитражными судами и судами общей юрисдикции;

2) производство судебной экспертизы при проверке сообщения о преступлении;

3) – исключен.

 

Статья 6.     Принципы судебно-экспертной деятельности

Судебно-экспертная деятельность основывается на принципах:

1)  законности;

2) соблюдения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, прав и законных интересов юридических лиц;

3) независимости судебного эксперта;

4) научной обоснованности, объективности, всесторонности и полноты судебно-экспертных исследований;

5) исключён;

6) – исключён.

Статья 7.     Законность при осуществлении судебно-экспертной деятельности

 

1. Судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии исполнения требований нормативных правовых актов, составляющих правовую основу указанной деятельности.

2. Нарушение законодательства Российской Федерации при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой установленную законом ответственность.

Статья 8.     Соблюдение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, прав и законных интересов юридических лиц при осуществлении судебно-экспертной деятельности

 

1. Судебно-экспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства, а также иных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина либо прав и законных интересов юридических лиц согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

2. Судебно-экспертные исследования, требующие временного ограничения свободы лица или нарушения его личной неприкосновенности, проводятся только на основаниях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации.

3. Лицо, полагающее, что действия (бездействие) руководителя судебно-экспертной организации (подразделения) или эксперта привели к ограничению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина либо прав и законных интересов юридических лиц, вправе обжаловать указанные действия (бездействие) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Статья 9.     Независимость судебного эксперта

 

1. При производстве судебной экспертизы эксперт независим, не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями. Эксперт самостоятелен в выборе средств, методов и методик исследования.

2. Не допускается воздействие на эксперта со стороны органов или лиц, имеющих право назначать судебные экспертизы, государственных органов, организаций и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

3. Органы или лица, имеющие право назначать судебные экспертизы, вправе обращаться к судебному эксперту только в связи с порученной ему судебной экспертизой и данным им заключением.

4. Судебный эксперт может быть допрошен по данному им заключению и лично проведенным исследованиям в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации. Допрос судебного эксперта по существу проводимых исследований до дачи им заключения запрещается.

5. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 10    Научная обоснованность, объективность, всесторонность и полнота экспертных исследований. Научно обоснованное использование методов при проведении судебно-экспертных исследований научно-технических средств и методических материалов по производству судебной экспертизы

 

1. Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей экспертной специальности, всесторонне и в полном объеме.

2. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить научную обоснованность и достоверность сделанных выводов.

3. Исключён.

4. Исключён.

 

Статья 11.   Исключена.

 

 

Статья 12.   Объекты исследований

 

1. Объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы (представительные части образца, характеризующие объект исследования), трупы и их части, образцы, пробы, технологии, информационные массивы, а также образцы или пробы для сравнительного исследования и другие материалы, необходимые для проведения судебно-экспертного исследования и дачи заключения эксперта. Экспертные исследования также проводятся в отношении живых лиц.

2. При проведении исследований объекты исследований с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены (уничтожены) или использованы в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Указанное разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы либо в соответствующем письме.

Повреждение (уничтожение) объектов исследований, произведенное с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, не влечет за собой возмещения ущерба их собственнику судебно-экспертной организацией (подразделением) или экспертом.

Повреждение (уничтожение) объекта (его части) при исследовании в отношении живых лиц не допускается.

3. В случае, если транспортировка объекта исследования в судебно-экспертную организацию невозможна, орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, обеспечивают эксперту беспрепятственный доступ к указанному объекту и возможность его исследования.

 

Статья 13.   Судебно-экспертные организации

 

1. Государственными судебно-экспертными организациями являются специализированные организации и экспертные подразделения федеральных органов государственной власти, уполномоченных в области судебно-экспертной деятельности, созданные для организации производства судебной экспертизы.

2. Негосударственными судебно-экспертными организациями являются организации, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации.

3. Исключено.

4. Исключено.

5. Государственные судебно-экспертные организации (подразделения) производят судебную экспертизу в соответствии с профилем и перечнем экспертных специальностей, определенными для них соответствующими федеральными органами государственной власти, уполномоченными в области судебно-экспертной деятельности.

6. Федеральные органы государственной власти, уполномоченные в области судебно-экспертной деятельности, определяют для подведомственных государственных судебно-экспертных организаций (подразделений) территории обслуживания государственной судебно-экспертной организации. Государственные судебно-экспертные организации (подразделения) в обязательном порядке проводят судебную экспертизу для судов, органов дознания, органов предварительного следствия, расположенных на соответствующих территориях обслуживания.

В случае невозможности производства судебной экспертизы в государственной судебно-экспертной организации (подразделении), обслуживающей указанную территорию, в связи с отсутствием эксперта конкретной экспертной специальности, необходимой материально-технической базы и расходных материалов либо специальных условий для проведения исследований судебная экспертиза для указанных в настоящей статье органов и судов может быть произведена государственными судебно-экспертными организациями (подразделениями), обслуживающими другие территории.

7. Производство судебной экспертизы может быть осуществлено в негосударственной судебно-экспертной организации вне зависимости от ее территориального расположения или иным экспертом, который соответствует требованиям, установленным настоящим Федеральным законом.

8. Деятельность судебно-экспертных организаций (подразделений) по организации и производству судебной экспертизы для иностранных государств осуществляется в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Статья 14.   Руководитель судебно-экспертной организации

 

1. Руководитель судебно-экспертной организации - директор или начальник (заведующий) государственной судебно-экспертной организации (подразделения), руководитель негосударственной судебно-экспертной организации.

2. Исключено.

3. Руководителем судебно-экспертной организации не может быть лицо, признанное в установленном порядке недееспособным или ограниченно дееспособными, а также лицо, имеющее непогашенную или неснятую судимость.

 

Статья 15.   Судебный эксперт

 

1. В качестве судебного эксперта может выступать государственный судебный эксперт или иной эксперт.

2. Государственным судебным экспертом является обладающий специальными знаниями работник (должностное лицо) государственной судебно-экспертной организации (подразделения) и производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

3. Иным судебным экспертом является:

физическое лицо, которое обладает специальными знаниями, но не является работником (должностным лицом) государственной судебно-экспертной организации (подразделения).

 

Статья 16.   Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту

 

1. В качестве судебного эксперта может выступать физическое лицо, обладающее специальными знаниями в области конкретной науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемыми путем профессионального обучения.

2. В качестве государственного судебного эксперта может выступать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее образование  по соответствующей специальности. Должность эксперта в экспертно-криминалистических подразделениях федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее профессиональное образование по специальности "судебная экспертиза".

3. В качестве судебного эксперта не может выступать лицо, признанное в установленном порядке недееспособным или ограниченно дееспособным, а также лицо, имеющее непогашенную или неснятую судимость.

 

Статья 17.  Исключена

 

Статья 18.  Исключена.

 

Глава 2.       Обязанности и права руководителя и эксперта судебно-экспертной организации (подразделения)

 

Статья 19.   Обязанности руководителя судебно-экспертной организации (подразделения)

 

1. Руководитель судебно-экспертной организации (подразделения) обязан:

1) по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы поручить ее производство конкретному эксперту или в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, комиссии экспертов данной организации (подразделения), которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы;

2) по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы по поручению органа или лица, назначившего судебную экспертизу, разъяснить эксперту или комиссии экспертов их права и обязанности, предупредить эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

3) обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

4) по окончании исследований направить заключение эксперта, возвратить оставшиеся после проведения судебной экспертизы объекты исследований и другие материалы в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

5) обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;

6) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права  и свободы граждан, права и законные интересы юридических лиц, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую федеральным законом тайну.

2. Руководитель обязан принять меры к обеспечению следующих условий, необходимых для проведения исследований:

1) наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения;

2) соблюдение правил техники безопасности и производственной санитарии;

3) сохранность представленных объектов исследований и других материалов, необходимых для производства судебной экспертизы.

3. Руководитель не вправе:

1) истребовать без постановления или определения о назначении судебной экспертизы объекты исследований и другие материалы, необходимые для производства судебной экспертизы;

2) самостоятельно без согласования с органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, привлекать к ее производству лиц, не являющихся экспертами  в данной организации;

3) давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе;

4) сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначившего.

 

Статья 20.   Права руководителя судебно-экспертной организации (подразделения)

 

1. Руководитель вправе:

1) возвратить без исполнения постановление или определение о назначении судебной экспертизы, представленные для ее производства объекты исследований, материалы дела, иные документы, если  в данной организации нет эксперта конкретной экспертной специальности, необходимой материально-технической базы, расходных материалов либо специальных условий для проведения исследований, если  экспертиза не оплачена  негосударственной экспертной организации или негосударственному эксперту, указав мотивы, по которым производится возврат;

2) ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не являющихся экспертами  в данной организации, если их специальные знания необходимы для дачи заключения;

3) ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, о привлечении граждан иностранных государств, обладающих специальными знаниями;

4) организовывать производство судебной экспертизы с участием других организаций, указанных в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы;

5) передавать часть обязанностей и прав, связанных с организацией и производством судебной экспертизы, своему заместителю, а также руководителю или работнику (сотруднику) структурного подразделения организации, которое возглавляет.

2. Руководитель судебно-экспертной организации вправе заключать договоры о проведении исследований, требующих использования специальных знаний, для юридических и физических лиц.

 

 

 

Статья 21.   Обязанности эксперта

 

1. Эксперт обязан:

1) принять к производству порученную ему руководителем судебно-экспертной организации (подразделения) судебную экспертизу;

2) провести полное исследование представленных ему объектов исследований и других материалов, необходимых для производства судебной экспертизы, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

3) составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и другие материалы, необходимые для производства судебной экспертизы, непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;

4) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую федеральным законом тайну;

5) обеспечить сохранность представленных объектов исследований и других материалов, необходимых для проведения экспертизы.

2. Эксперт также исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

3. Эксперт не вправе:

1) вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его независимость от участников процесса;

2) самостоятельно собирать для производства судебной экспертизы доказательства;

3) сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением руководителя своей судебно-экспертной организации (подразделения),  органа или лица, ее назначивших;

4) повреждать (уничтожать) объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

4. Государственный судебный эксперт также не вправе:

1) принимать поручения о производстве судебной экспертизы и иные поручения, связанные с его должностными обязанностями, непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственной судебно-экспертной организации (подразделения);

2) осуществлять судебно-экспертную деятельность не в качестве государственного судебного эксперта.

5. Негосударственные эксперт и судебно-экспертная организация  вправе отказаться от производства порученной ими судебной экспертизы в установленный  срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения.

 

Статья 22.   Права эксперта

 

1. Эксперт вправе:

1) ходатайствовать перед руководителем судебно-экспертной организации (подразделения) о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

2) делать подлежащие занесению в протокол процессуального действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или ответов на поставленные ему вопросы, делать дополнения к своему заключению;

3) обжаловать в установленном законом порядке действия (бездействие) органа или лица, назначившего судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта;

4) составить мотивированное письменное сообщение о невозможности выполнить экспертизу в срок, который установлен органом или лицом, ее назначившим, и заявить ходатайство органу или лицу, ее назначившему, о его продлении.

2. Независимо от вида судопроизводства судебный эксперт имеет право:

1) знакомиться с представленными на экспертизу материалами дела, иными документами, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) заявлять ходатайство органу или лицу, ее назначившим, о предоставлении дополнительных материалов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

3) давать заключение в пределах своей компетенции по вопросам, не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

4) с разрешения органа или лица, которые назначили судебную экспертизу, присутствовать при проведении процессуальных или судебных действий и заявлять ходатайства, касающиеся предмета судебной экспертизы;

5) подавать жалобы на действия (бездействие) лица, в производстве которого находится дело, должностных лиц, государственных органов, учреждений и организаций, граждан, если эти действия (бездействие) нарушают права судебного эксперта.

3. Эксперт также имеет права, предусмотренные процессуальным законодательством Российской Федерации.

Статья 23.   Ограничения при организации и производстве судебной экспертизы

 

1. Судебно-экспертной организации (подразделению) не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если в установленном законом порядке выявлены обстоятельства, ставящие под сомнение независимость руководителя данной организации (подразделения) от участников процесса.

2. Эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований к отводу эксперта, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации.

Глава 3.       Производство судебной экспертизы

 

Статья 24.   Основания производства судебной экспертизы в судебно-экспертной организации (подразделении)

 

1. Основаниями производства судебной экспертизы в судебно-экспертной организации (подразделении) являются постановление или определение органа или лица, имеющего право назначать судебную экспертизу. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

2. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и другие материалы, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.

3. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, получают образцы для сравнительного исследования и приобщают их к делу в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации. Получение образцов для сравнительного исследования может быть произведено и до возбуждения уголовного дела в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. В необходимых случаях получение образцов осуществляется с участием эксперта, которому поручено производство судебной экспертизы, или иного лица, обладающего специальными знаниями.

4. В случае, если получение образцов или проб для сравнительного исследования является частью исследований и осуществляется экспертом с использованием представленных на судебную экспертизу объектов исследований, после завершения судебной экспертизы указанные образцы возвращаются в орган или лицу, которые ее назначили.

 

Статья 25.   Производство дополнительной и повторной судебных экспертиз

 

1. Дополнительная судебная экспертиза назначается в случае недостаточной ясности или полноты ранее данного заключения, при возникновении дополнительных вопросов в отношении ранее исследованных объектов исследований, если это нельзя устранить в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации, и поручается тому же или другому эксперту (комиссии экспертов).

2. Повторная судебная экспертиза назначается в связи с возникшими у органа или лица, имеющего право назначать судебную экспертизу, сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного мотивированного заключения (по тем же вопросам в отношении тех же объектов исследований), а также наличием противоречий в выводах эксперта или экспертов, в том числе содержащихся в нескольких заключениях, и поручается другому эксперту (другой комиссии экспертов).

Статья 26.   Производство комиссионной судебной экспертизы

 

1. Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной экспертной специальности.

2. Комиссионный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившим, либо руководителем судебно-экспертной организации.

3. Комиссия экспертов согласует цели, последовательность и объем предстоящих исследований исходя из необходимости решения поставленных перед ней вопросов.

4. В составе комиссии экспертов, которой поручено производство судебной экспертизы, каждый эксперт проводит исследования в полном объеме с последующим совместным анализом полученных результатов.

5. Придя к общему мнению, эксперты составляют и подписывают совместное заключение или сообщение о невозможности дачи заключения. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение.

Статья 27.   Производство комплексной судебной экспертизы

 

1. Комплексная судебная экспертиза назначается в случаях, когда установление обстоятельств, имеющих значение для дела или проверяемого сообщения о преступлении, возможно лишь путем проведения исследований с использованием разных специальных знаний.

2. Организация и производство комплексной судебной экспертизы возлагаются на руководителя судебно-экспертной организации (подразделения) либо на руководителей нескольких судебно-экспертных организаций (подразделений). Ведущая судебно-экспертная организация (подразделение) определяется органом или лицом, назначившим экспертизу.

3. При производстве комплексной судебной экспертизы комиссией экспертов, владеющих разными экспертными специальностями, каждый из них проводит исследования в пределах своих специальных знаний.

4. Один из экспертов комиссии, указанный в пункте 3 настоящей статьи, может выполнять роль эксперта-организатора, при этом его процессуальные функции не отличаются от функций остальных экспертов.

5. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел.

6. Каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

7. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении.

8. Если эксперт владеет разными специальными знаниями, необходимыми для производства комплексной судебной экспертизы он вправе единолично дать заключение по поставленным вопросам.

 

Статья 28.   Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы

 

1. При производстве судебной экспертизы, с разрешения органов и лиц, назначивших экспертизу, могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации, за исключением случаев отсутствия возможности присутствия, связанной со спецификой экспертизы.

2. Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать пояснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

3. При составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

4. В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, создает препятствия производству судебной экспертизы, эксперт вправе приостановить исследование до прекращения присутствия указанного лица  и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

 

Статья 29.   Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание

 

1. На основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью судебно-экспертной организации (подразделения), в которой они действуют.

2. В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) сведения об органе или лице, назначившем судебную экспертизу;

4) сведения о судебно-экспертной организации (подразделении), об эксперте, выполнившем судебную экспертизу (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж экспертной работы по данной специальности, занимаемая должность, сведения о документе об образовании/квалификации с указанием его номера, органа/организации, его выдавших, даты выдачи, при наличии - сведения об ученой степени, ученом звании);

5) сведения о предупреждении эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

7) объекты исследований и другие материалы, представленные эксперту для производства судебной экспертизы;

8) сведения об образцах или пробах, полученных в ходе исследования, в том числе в ходе экспертного осмотра по месту нахождения объекта исследования;

9) сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

10) ход, содержание и результаты исследований с указанием примененных источников;

11) оценка результатов исследований, обоснование и формулировка ответов (выводов) по поставленным вопросам.

3. Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для дела или проверяемого сообщения о преступлении, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

4. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, при их наличии прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие производство (условия и результаты исследований), хранятся в судебно-экспертной организации (подразделении) в установленном порядке. По требованию органа или лица, назначившего судебную экспертизу, указанные документы предоставляются соответствующему органу или лицу. Эксперт, не являющийся экспертом судебно-экспертной организации (подразделения), передает все документы и материалы органу или лицу, назначившему судебную экспертизу.

Глава 4.       Обеспечение деятельности судебно-экспертных организаций (подразделений)

 

Статья 30.   Финансовое обеспечение деятельности судебно-экспертных организаций (подразделений)

 

1. Деятельность федеральных государственных судебно-экспертных организаций (подразделений), включая сертификацию компетентности государственных судебных экспертов, финансируется за счет средств федерального бюджета и иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации.

2. Государственные судебно-экспертные организации (подразделения) вправе проводить на основании заключенных договоров:

1) исследования для физических и юридических лиц, требующие использования специальных знаний;

2) научные исследования в области судебной экспертизы;

3) научно-методическое и информационное обеспечение судебной экспертизы;

4) профессиональное обучение в области судебной экспертизы и повышение квалификации государственных судебных экспертов;

5) исключено;

6) валидацию (оценку пригодности) научно-методического обеспечения судебной экспертизы и сертификацию научно-методического обеспечения судебной экспертизы  в   государственных судебно-экспертных организациях.

3. Негосударственные судебно-экспертные организации вправе проводить:

1) исследования для физических и юридических лиц, требующие использования специальных знаний;

2) судебные экспертизы;

3) научные исследования в области судебной экспертизы;

4) профессиональное обучение в области судебной экспертизы и повышение квалификации   судебных экспертов.

4. Оплата стоимости судебных экспертиз, проводимых судебными экспертами, которые не являются работниками государственной судебно-экспертной организации (подразделения), а также негосударственными судебно-экспертными организациями  осуществляется в соответствии с заключенными договорами, актами о назначении экспертиз. В случае неплатёжеспособности лица, на которое возложена обязанность оплатить судебную экспертизу,  установленной в ходе исполнительного производства, оплата судебной экспертизы лицам, производившим судебную экспертизу, указанным в данной части статьи, немедленно производится за счёт соответствующего государственного бюджета. В этом случае государство в лице компетентного органа вправе предъявить  гражданский иск о возмещении указанных расходов к лицу, обязанному оплатить экспертизу.  

 

Статья 31.   Организационное и научно-методическое обеспечение деятельности судебно-экспертных организаций (подразделений)

 

1. Организационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных организаций (подразделений) осуществляется соответствующими федеральными органами государственной власти, уполномоченными в области судебно-экспертной деятельности.

2. Научно-методическое обеспечение судебной экспертизы разрабатывается в образовательных организациях.

3. Судебно-экспертная организация (подразделение) вправе ходатайствовать перед лицом или органом, назначившим экспертизу, о получении по окончании производства по делам предметов, являвшихся вещественными доказательствами и подлежащих уничтожению, для использования в экспертной, научной и учебно-методической деятельности.

4. Негосударственные судебно-экспертные организации вправе осуществлять организацию и проведение научных исследований в области судебной экспертизы.

Статья 32.   Кадровое обеспечение деятельности судебно-экспертных организаций (подразделений)

 

1. Профессиональное обучение, дополнительное профессиональное образование работников (сотрудников, должностных лиц) государственных судебно-экспертных организаций (подразделений) осуществляется государственными судебно-экспертными организациями и образовательными организациями высшего образования в порядке, установленном федеральными органами государственной власти, уполномоченными в области судебно-экспертной деятельности.

2. Профессиональное обучение, дополнительное профессиональное образование по соответствующей экспертной специальности лиц, которые не являются работниками (сотрудниками) государственных судебно-экспертных организаций (подразделений) осуществляется в образовательных организациях.

3. Исключено.

4. Изучение потребностей в подготовке, специализации и повышении квалификации экспертов, а также разработка предложений по удовлетворению этих потребностей осуществляются федеральными органами государственной власти, уполномоченными в области судебно-экспертной деятельности, к сфере управления которых относятся государственные судебно-экспертные организации (подразделения).

Статья 33.   Охрана судебно-экспертной организации (подразделения)

 

Охрана судебно-экспертной организации (подразделения) обеспечивается руководителем федерального органа государственной власти, уполномоченного в области судебно-экспертной деятельности,  и финансируется за счет средств федерального бюджета, а также за счет иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации.

Глава 5.       Международное сотрудничество в области судебно-экспертной деятельности

 

Статья 34.   Международное сотрудничество в области судебно-экспертной деятельности

 

Судебно-экспертные организации вправе в соответствии с законодательством Российской Федерации устанавливать международные связи с органами и службами иностранных государств, осуществляющими судебно-экспертную деятельность, в целях проведения совместных научных исследований, обмена научной и методической информацией, профессионального обучения и повышения квалификации судебных экспертов.

 

Статья 35.   Производство судебной экспертизы с привлечением судебных экспертов иностранного государства

 

1. По инициативе органа или лица, назначившего судебную экспертизу, либо руководителя судебно-экспертной организации (подразделения) к производству судебной экспертизы могут привлекаться граждане иностранных государств, обладающие специальными знаниями.

2. Производство судебной экспертизы с участием граждан иностранных государств, обладающих специальными знаниями, осуществляется в порядке, установленном соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации, а также настоящим Федеральным законом.

3. Оплата стоимости судебной экспертизы с участием граждан иностранных государств, обладающих специальными знаниями, и возмещение других расходов, связанных с ее производством, осуществляется на основании заключенных договоров.

Глава 6.       Заключительные положения

 

Статья 36.   Распространение действия настоящего Федерального закона

 

1. Настоящий Федеральный закон распространяется на судебно-экспертную деятельность, за исключением судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.

2. При производстве судебных экспертиз, за исключением судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз, Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" не применяется со дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

 

Статья 37.   Вступление в силу настоящего Федерального закона

 

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении десяти дней после дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых настоящей статьей установлены иные сроки вступления их в силу.

2. Исключено.

3. Исключено.

 

           Президент

Российской Федерации

 

 

*************************

Смотрите видео о нарушениях в проекте этого закона на http://vse-dly-vas-z5.ru/video/medicina/kollektsija-zhaloba-na-proekt-fz-o-sudebno-ekspertnoj-dejatelnosti.html

 

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/forensic_audio_and_video/6132.html

О проекте ФЗ О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации 

Рисунок с сайта http://pravo-kiev.com
         Анализ содержания проекта нового закона О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее – проект закона, новый закон), текст которого недавно появился в сети Интернет, позволяет сделать однозначный вывод о его несоответствии целям и задачам государственной судебно-экспертной деятельности… 
          Если бы этот закон начал действовать раньше, то было бы невозможно провести экспертное исследование магнитофонных записей с борта АПРК «Курск», было бы невозможно установить личность постороннего человека, находящегося в кабине самолета президента Польши, было бы невозможно установить личность одного из захватчиков судна «Арктик Си» (который вел переговоры), было бы невозможно установить личность одного из соучастников теракта на Дубровке, было бы невозможно идентифицировать десятки участников так называемых «этнических» преступных групп, ведущих переговоры на этнических (абхазский, азербайджанский, грузинский, киргизский, таджикский, удинский, узбекский, чеченский и др.) языках, и т.п. В соответствии с новым законом все эти экспертизы проводились несертифицированными сотрудниками неаккредитованных негосударственных организаций с количеством сотрудников-экспертов менее 5, с использованием несертифицированных методик. 
          И не важно, что в ст. 12 проекта закона есть оговорка «Для проведения некоторых видов экспертиз, выходящих за рамки специальностей судебного эксперта, и не проводимых судебно-экспертными учреждениями, по решению лица или органа, которые назначили судебную экспертизу, могут привлекаться кроме судебных экспертов также другие сведущие лица из соответствующих областей знаний», из которой следует, что в исключительных (!) случаях экспертиза все-таки может выполняться несертифицированными сотрудниками неаккредитованных негосударственных организаций с использованием несертифицированных методик. Но кто же будет содержать экспертов, приобретать дорогостоящее оборудование для того, чтобы использовать их в исключительных случаях ?! И как быть с таким, самым распространенным, случаем из нашей практики: государственный эксперт (т.е. лицо, состоящее в должности эксперта в государственном СЭУ) на типовой вопрос экспертизы звукозаписи не может дать ответ по причине, например, низкого качества записи или незнания особенностей конкретного языка, а негосударственный эксперт (сведущее лицо), используя собственные методики и технические средства, может дать категорический ответ? В соответствии с проектом закона использовать «сведущее лицо» в таком случае нельзя, т.к. данный вид экспертизы (видео- и звукозаписей) проводится в государственных СЭУ. Получается, ведомственные амбиции важней главной задачи судебно-экспертной деятельности – помощи органам расследования. А принцип состязательности в судебном процессе в данном случае не будет обеспечен вообще.

О предрассудках, которыми обосновывается принятие нового закона

        Сторонники ограничительных мер в отношении деятельности негосударственных экспертов и организаций оправдывают свою позицию, во-первых, тем, что негосударственные экспертные организации существуют, якобы, для того чтобы за деньги способствовать избавлению преступника от заслуженного наказания, а, во-вторых, тем, что квалификация негосударственных экспертов существенно ниже, чем у их государственных коллег. К сожалению, бывает и так, но часто и наоборот. В каком соотношении — сказать невозможно, т.к. подобной статистики не существует, при том, что собрать ее не представляет особого труда. Кроме того, и само Министерство юстиции России (далее – МЮ РФ) в Государственной программе «Юстиция» (Подпрограмма 2. Развитие судебно-экспертной деятельности, п. 38) указывает на тенденцию перехода высококвалифицированных аттестованных экспертов в коммерческие структуры. Получается, что «высококвалифицированные аттестованные эксперты» после перехода в коммерческие организации теряют свою квалификацию?! Абсурд. Абсурдно и то, что высококвалифицированные аттестованные эксперты, ушедшие из государственных СЭУ должны будут проходить аттестацию у менее квалифицированных экспертов, оставшихся в государственных СЭУ — такова логика авторов проекта закона.
На собственном примере (по опыту работы нашей организации) могу сказать следующее: костяк экспертов составляют бывшие сотрудники государственных СЭУ, дополнительно прошедшие школу работы в организации-разработчике средств и методов судебной экспертизы звукозаписей. При этом не менее 90% всех исследований у нас проводится по обращениям следователей правоохранительных органов (Следственного комитета, МВД, ФСБ, ФСКН); не менее чем в 95 случаев из 100 нами даются определенные (категорические) выводы по поставленным вопросам. Сравните с результатами работы государственных СЭУ и получится, что мы, негосударственная экспертная организация, в гораздо большей степени и с гораздо большей эффективностью «работаем на государство», чем любой из центров судебных экспертиз МЮ. Но при этом наша организация, в соответствии с новым законом, не можем быть признана негосударственным СЭУ.

О внедрении стандартов качества

        В ст. 12 проекта закона указано на необходимость аккредитации негосударственных экспертных организаций на соответствие национальным стандартам качества в сфере судебной экспертизы. Сомневаюсь, что хоть кто-то из непосредственных разработчиков проекта закона лично прошел от начала до конца процедуру сертификации СМК в соответствии с отечественным ИСО, иначе бы он знал, что в системе управления качеством главным критерием оценки качества услуг (в данном случае — выполнения экспертиз и исследований) является удовлетворенность потребителей. Потребителями услуг СЭУ являются суды, следователи, адвокаты и обычные граждане, что собственно и отражено в ст. 4 проекта закона: «Задачей судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям …» и что было отражено в ст. 2 ФЗ № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 г. Но о необходимости учитывать при аккредитации СЭУ и сертификации экспертов в первую очередь степень удовлетворенности «заказчиков» экспертизы в проекте закона нет ни единого слова. А ведь потребителей интересуют, прежде всего, сроки выполнения экспертиз, определенность и обоснованность выводов. Какой толк от работы судебного эксперта, будь он государственным или аккредитовано-сертифицированным, если значительная часть его экспертиз содержит вероятностные выводы или выводы о невозможности решения вопроса (т.н. «НПВ»), а в обоснование своих выводов он ссылается на методики с грифом ДСП? Но эти важнейшие критерии оценки работы эксперта авторами закона игнорируются. 
Существенным является и то, что сертификация системы менеджмента качества — весьма затратное мероприятие. При этом затраты не пропорциональны размерам предприятия, и поэтому сертификация под силу только сравнительно крупным и богатым компаниям, которых среди негосударственных экспертных организаций очень мало. 

Об обучении негосударственных экспертов

        В ст. 45 проекта закона указывается, что обучением негосударственных экспертов будут заниматься государственные судебно-экспертные учреждения с учетом ограничений, предусмотренных законом или образовательные учреждения Федеральных органов исполнительной власти. Очевидно, что под государственными СЭУ подразумевается РФЦСЭ и региональные центры судебных экспертиз МЮ РФ, т.к. другие государственные СЭУ не имеют таких прав да и желания. Следует отметить, что подготовка эксперта занимает не неделю и не месяц. Готовы ли подразделения РФЦСЭ к проведению подобного обучения? Безусловно нет, т.к. у экспертов СЭУ МЮ не хватает времени даже на выполнение своих прямых обязанностей – производство судебных экспертиз. Так, в Государственной программе «Юстиция» (Подпрограмма 2. Развитие судебно-экспертной деятельности, п. 32) прямо указывается на негативные тенденции, сложившиеся в работе СЭУ МЮ: «главный показатель деятельности экспертных учреждений – объем выполненных судебных экспертиз и экспертных исследований сократился до уровня 90-х годов прошлого века, снижение объема выполненных экспертиз и исследований за 2006-2010 гг. составило 46%» при уменьшении штатной численности работников СЭУ на 13.3 %. 
Может быть, РФЦСЭ стоит сосредоточиться на решении этой задачи — увеличении объема выполненных судебных экспертиз, а не на уничтожении института негосударственной экспертизы? 
Следует заметить, что наши ВУЗы не готовят экспертов по наиболее сложным и наукоемким видам экспертиз, они лишь дают знания, необходимые для их выполнения. И достаточно ли будет иметь, например, специальность «Прикладная и математическая лингвистика», чтобы считаться по закону «прошедшим обучение» в объеме, необходимом для выполнения экспертизы звукозаписей? Из текста проекта закона этого не понять. 

О сертификации и оценке качества экспертиз

    В ст. 45 проекта закона указано требование к негосударственным экспертам «не реже, чем раз в пять лет подтверждать уровень своих профессиональных знаний в государственных судебно-экспертных учреждениях Федеральных органов исполнительной власти». Почему не раз в три года или в десять лет? Почему именно в государственных СЭУ? И почему бы тогда государственным экспертам, на взаимной основе, не подтверждать уровень своих знаний в негосударственных СЭУ? 
Практика показывает, какой бы срок между аттестациями экспертов не был указан, все равно он будет слишком большим для объективной оценки уровня подготовки и качества работы экспертов. Контроль качества, в соответствии со стандартами ИСО, должен быть непрерывным, оценка профессиональных и иных качеств эксперта должна производиться по каждой из проведенных им экспертиз. И такая оценка дается уже сейчас — судом в состязательном процессе. Просто к этой оценке надо прислушиваться и учитывать в своей деятельности. Кроме того, уровень подготовки эксперта может быть более эффективно оценен по подготовленным им заключениям без затратных (и во временном, и в финансовом плане) процедур сертификации. Если, конечно, разработчиков проекта закона волнует качество экспертиз, а не способ заработать на сертификации. 
Считаю, что сертификацию экспертов целесообразно проводить в начале экспертной деятельности и после длительного перерыва (например, от 1.5 лет для экспертизы видео- и звукозаписей) в экспертной деятельности или при внедрении в экспертную практику принципиально новых, наукоемких методик и технических средств исследования.
Очевидно, что для объективной оценки знаний эксперта целесообразно включать в состав сертификационной комиссии не «свадебных генералов» и не прямых конкурентов по бизнесу, а в первую очередь разработчиков экспертных методик и средств исследования, преподавателей профильных кафедр ВУЗов, наиболее авторитетных и опытных экспертов, независимо от формы собственности предприятия, где они работают. И результаты подобных аттестаций должны быть гласными. 

О роли руководителя СЭУ

      Понятно желание разработчиков закона, среди которых, несомненно, были руководители СЭУ, придать своей персоне особый статус. Но в реальности большинство из перечисленных в ст. 20 проекта закона обязанностей и прав руководителя государственного СЭУ уже давно не выполняется или не применяется на практике и гарантированно не будет выполняться и использоваться в будущем. Руководитель крупного регионального СЭУ, в подчинении которого несколько профильных отделов с несколькими десятками (сотнями — в РФЦСЭ) экспертов, физически не способен все постановления о назначении экспертиз «пропускать» через свои руки, знать текущую загрузку и способности конкретных экспертов, разъяснять обязанности, предупреждать об ответственности и т.д. Поэтому перечисленные в ст. 20 обязанности и права руководителя в реальности выполняются руководителями профильных отделов. И это абсолютно верно. Почему же не закрепить сложившуюся положительную практику в законе? 

О конкуренции

      Представьте ситуацию, в которой оценку системы менеджмента качества или качества услуг компании «Аэрофлот» дает компания «Трансаэро», и на основе этой оценки принимается решение о продлении лицензий или сертификатов компании «Аэрофлот». Звучит абсурдно, но именно это предлагается реализовать в государственной судебно-экспертной деятельности проектом закона. По сути в закон вводятся нормы, при которых один субъект предпринимательской деятельности (негосударственные СЭУ) ставится в зависимость от другого субъекта предпринимательской деятельности того же профиля (РФЦСЭ, региональных центров СЭ). Очевидно, что в подобных условиях неизбежно возникает соблазн не допустить конкурента на рынок экспертных услуг или максимально усложнить его деятельность. А сомневаться, что именно так и произойдет, не позволяет, например, опыт Казахстана, в котором монопольное право пускать или не пускать было отдано Центру судебных экспертиз МЮ Республики Казахстан. В результате ростки института негосударственной экспертизы были практически уничтожены, а профессиональный уровень государственных экспертов скатился за несколько лет до неприемлемо низкого уровня: зачем заботиться о профессиональном уровне, приобретении новых знаний и освоении новых методик, если некому дать объективную оценку проведенной экспертизе в суде. Только сейчас, видимо, с появлением нового руководства и в связи со скандальным процессом над экс-судьями ВС РК, предпринимаются усилия для исправления ситуации.
Зависимость негосударственных СЭУ от воли РФЦСЭ неизбежно будет способствовать и росту коррупционных проявлений, т.к. получит еще большее развитие практика создания «карманных» негосударственных СЭУ, пользующихся покровительством руководителей региональных ЦСЭ при МЮ (как это произошло в 2008 г., когда региональные СЭУ были лишены возможности зарабатывать деньги «для себя», проводя экспертизы по договорам с физическими и юридическим лицами).
Кроме того, в текст нового закона (ст. 12) включено следующее положение: «Уполномоченным Федеральным органом исполнительной власти может устанавливаться перечень видов судебных экспертиз, проводимых исключительно государственными судебно-экспертными учреждениями». Что за орган и чем он должен руководствоваться при создании подобного перечня, не сказано. Как могут вообще в таком случае работать негосударственные эксперты или негосударственные СЭУ, вкладывающие значительные собственные средства в развитие средств и методов исследования, в подготовку экспертов, если в любой момент некий орган по своему произволу может запретить его деятельность? 

О сертификации методического обеспечения

        В проекте закона используется относительно новое для России понятие «сертификация методического обеспечения судебной экспертизы — подтверждение путем осуществления независимой и квалифицированной оценки соответствия методического обеспечения требованиям, предъявляемым к специфическому целевому использованию методик, методов и средств в области судебной экспертизы». Из текста проекта закона непонятно, что означает «независимой и квалифицированной оценки», и можно ли использовать несертифицированное методическое обеспечение при отсутствии соответствующего сертифицированного. Проблема состоит в том, что, например, методики исследования видео- и звукозаписей находятся в постоянном развитии и изменении, с тем чтобы эксперты могли адекватно реагировать на появление новых средств записи и модификации видео- и аудиосигналов. Более того, иногда методика исследования разрабатывается для выполнения одной конкретной экспертизы и после этого вообще не используется, как это было с магнитофонными записями АПРК «Курск», или при проведении ситуалогических экспертиз по материалам видеозаписи. Если идти по пути сертификации каждой такой методики, то на этих видах экспертиз придется «поставить крест» или разрабатывать настолько неконкретные методики исследования, что они окажутся совершенно бесполезными на практике. Гораздо разумнее было бы требовать от эксперта приводить в заключении эксперта ключевые положения применяемой методики и их научное обоснование, чтобы суд или другой эксперт при необходимости смог убедиться в объективности проведенных исследований (как этого требует ст. 25 ФЗ № 73 от 31.05.2001 г., ст. 204 УПК РФ, аналогичные по содержанию статьи других кодексов Российской Федерации). 
Если же речь идет об используемых алгоритмах, например, идентификации, то объективная оценка их эффективности и применимости может быть дана только по результатам испытаний в условиях, максимально приближенным к реальным. А арбитром на подобных испытаниях должна выступать действительно независимая организация, а не конкурент. Например, в США такой организацией является Национальный институт стандартов (NIST), который, например, каждые 2 года проводит испытания экспертных методик идентификации по фонограммам устной речи. При этом в испытаниях могут принимать участие эксперты из любой страны. В ЕС аналогичные функции планируется придать Международному бюро мер и весов (BIPM), расположенному во Франции.
Следует также отметить, что в России, как и во всех других экономически и технологически развитых странах, лидирующие позиции в разработке и внедрении новых средств и методов экспертного исследования, в т.ч. в интересах государственных СЭУ, занимают негосударственные организации, поэтому создавать для них искусственные препятствия при выходе на рынок экспертных услуг — это всё равно, что рубить сук, на котором сидишь. 

Социальные последствия

       Думаю, никто, включая авторов проекта закона, не представляет, сколько сейчас в России негосударственных экспертов, которые лишатся этого статуса (посчитать следовало в первую очередь) и, соответственно, работы после принятия закона. Нет сомнений в том, что их в несколько, вполне возможно, и на порядок больше, чем экспертов СЭУ МЮ. Пройти единовременно обучение и сертификацию, как этого требует закон, они не смогут, хотя бы по причине отсутствия соответствующих ресурсов у РФЦСЭ и ВУЗов. Ряд организаций не пройдет количественный «ценз» («В штате судебно-экспертной организации должно состоять не менее пяти сотрудников, для которых данное место работы является основным, и уровень квалификации которых подтвержден сертификатом компетентности, выданным в установленном порядке»). Таким образом, несколько десятков тысяч человек останутся безработными, а средства истраченные на приобретение дорогостоящих средств исследования, окажутся безвозвратно потерянными. Сомнительно, что негосударственные эксперты смогут стать кадровым резервом государственных СЭУ. 

Негативные последствия принятия ФЗ О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации

        В разработанной МЮ Государственной программе «Юстиция» (Подпрограмма 2. Развитие судебно-экспертной деятельности) в качестве основных целей указаны следующие: «увеличения числа и повышения качественного уровня проводимых судебных экспертиз и исследований; обеспечения проведения судебных экспертиз в сроки, установленные правоприменителем; обеспечения международного признания результатов судебно-экспертной деятельности». С точки зрения реализации перечисленных целей новый закон вообще не нужен. Более того, его принятие неизбежно приведет к противоположному результату:
• Снижение в разы количества выполняемых экспертиз, в первую очередь, по гражданским и арбитражным делам. Соответствующее увеличение сроков выполнения экспертиз.
• Снижение количества неопределенных выводов по результатам экспертизы по причине:
o отсутствия или уменьшения количества экспертов и организаций, способных выполнять наукоемкие и «нестандартные» виды экспертиз; 
o ограничения возможностей органов расследования по выбору наиболее квалифицированных экспертов или организаций, обладающих наиболее современными средствами и методиками исследования.
• В перспективе (через несколько лет) – неизбежное снижение качества экспертиз и увеличение экспертных ошибок, отражающихся на судебных решениях (т.к. их некому будет обнаружить).
• Снижение спроса на средства и методы экспертного исследования и спад интереса у компаний-разработчиков криминалистической техники к работе на рынке криминалистической техники. 
• Рост коррупционных проявлений в сфере судебно-экспертной деятельности.

Выводы

      Проект ФЗ О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (в текущей редакции) не соответствует целям и задачам государственной судебно-экспертной деятельности и может привести к катастрофическим для правоохранительной деятельности в целом последствиям, а поэтому нуждается в кардинальной переработке с учетом государственных интересов. Что может быть обеспечено участием всех заинтересованных сторон:
• Представителей органов предварительного и судебного расследования.
• Представителей всех других государственных СЭУ: РФЦСЭ, МВД, ФСКН, ФСБ и других, о которых в проекте закона не сказано ни слова.
• Представителей негосударственных СЭУ, неаффилированных с РФЦСЭ и региональными центрами СЭ.
• Представителей адвокатского сообщества.
Rambler's Top100
О проекте ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"