Главная » ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ, МАТЕРИАЛЫ » Попов А.Н. и пр.. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе
Новости

04.11.16

Главные социальные проблемы России

подробнее...

24.10.16

Россия: факты и прогнозы

подробнее...

04.04.14

Издан сборник ТРИНАДЦАТОЙ  заочной международной научно-практической конференции

подробнее...

19.02.14

Состоялась международная конференция 20 февраля 2014 года

подробнее...

01.11.13

Массовая ликвидация индивидуальных предпринимателей в России

подробнее...

Попов А.Н. и пр.. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе

 

 Статья издана в сборнике:

     Актуальные  проблемы  юридической  экспертологии на современном этапе: Сборник материалов пятой  заочной международной научно-практической   конференции    «Актуальные  проблемы  юридической  экспертологии на современном этапе», состоявшейся 22 февраля 2010 года (Россия, г.Красноярск) / Под ред. А.Н. Попова. - Красноярск, 2010.

                         

                   В действующем процессуальном законодательстве России, Украины и других государств СНГ, регламентирующем арбитражный, конституционный, гражданский, уголовный, административный процесс, предусмотрено такое доказательство как заключение эксперта, которое занимает  важное место в системе  информационной цивилизации и обеспечивает реализацию целого ряда Прав человека (таких как право на защиту, право на правосудие, право на доказывание и другие).

            В соответствии с законом судебную экспертизу назначают органы и должностные лица, ведущие процесс: суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель иные органы и должностные лица, ведущие процесс. Общим основанием для назначения и производства судебной экспертизы является потребность в специальных познаниях в области науки, техники и искусства для решения возникающих в процессе вопросов. Порядок назначения и проведения экспертизы в ходе процесса строго регламентирован.
             Длительное время существовал, и, к сожалению, существует стереотип мышления о том, что использование специальных познаний в области науки, техники и искусства, в ходе процесса возможно исключительно в форме назначения и производства исключительно судебной экспертизы, которая проводится только государственными учреждениями.
         Нередко от судей, следователей и даже адвокатов вы можете услышать, что дать квалифицированный ответ по указанным вопросам могут дать только эксперты, назначенные именно судом, следователем и иными органами и лицами, ведущими процесс.

             В ряде случаев эти органы и лица утверждают, что правильное заключение могут дать только эксперты, работающие только в государственных учреждениях, в таких, например, как экспертные учреждения Министерства юстиции, экспертно-криминалистические подразделения органов милиции.

           Однако, уже довольно длительный период наше демократическое законодательство предусматривает иное.

           В соответствии со всеми процессуальными кодексами Украины, России  и других государств СНГ экспертные заключения могут давать любые лица, обладающие специальными познаниями, независимо от места работы. Так, например, указано в ст. 79 ГПК РФ, ст.55 АПК РФ и ст.57 УПК РФ. Кроме того, законодательство позволяет привлекать в качестве экспертов не только лиц, которые осуществляют свою деятельность по трудовому договору.
          В соответствии с буквой закона экспертами могут быть и лица, осуществляющие и предпринимательскую деятельность, и иную гражданско-правовую деятельность. Экспертами могут быть и лица, которые действуют в составе общественных объединений и осуществляют экспертную деятельность на общественных началах.

          Надо отметить, что законодатель принял такое демократическое правило не только в соответствии с международным правом, но и в соответствии со здравым смыслом.
Действительно наивно было бы полагать, что достаточно умные и квалифицированные кадры, способные давать объективные заключения в рамках юридического процесса, действуют исключительно в государственных структурах.

                Миф о неподкупности и высокой квалификации, а также об оперативности государственных экспертов уже давно не выдерживает критики.

          Социологические опросы в 2006-2009 годах судей, прокуроров, следователей, физических лиц и организаций, которые обращаются в государственные экспертные учреждения (главным образом, учреждения Министерства юстиции РФ и экспертно-криминалистические подразделения органов милиции), действующие на территории Красноярского края (Россия), за производством экспертизы показывают, что в 83 % всех обращений грубо нарушаются сроки производства экспертиз. В 42 % случаев государственными экспертами были даны не категорические, а вероятностные заключения, которые вообще не могут признаваться в качестве юридических доказательств по делу. 85 % обывателей считают, что государственные эксперты дают заведомо ложные заключения исключительно в интересах лиц, "заказавших" эти заключения.

          Полагаю, что указанные выше стереотипы   это влияние уже дискредитировавшей себя и незаконной этатисткой идеологии советского периода, согласно которой   "все самое лучшее   это только государственное"

(См. также: Капсудина С. И., Попов А. Н. Независимые экспертизы -противовес государственной машине // Твоя защита: право и закон, охрана и безопасность. Декабрь 2004. /№ 6/7.). Как показывает практика, еще, к сожалению, не изжиты случаи, когда эксперты, работающие в государственных учреждениях, по требованию органов и лиц, ведущих юридический процесс, дают далеко не объективные и научно обоснованные заключения, а подчас и такие заключения, которые являются "заказными", то есть данными по "заказам" органов и лиц, ведущих процесс, в том числе и для привлечения заведомо невиновных к юридической ответственности. Такие заключения берутся за основу для принятия неправосудных решений суда, что абсолютно недопустимо.
Такие решения, вынесенные на основе "липовых" экспертных заключений государственных экспертов грубо нарушают такие важные принципы юридического процесса, как принцип законности, принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, принцип состязательности сторон, принцип беспристрастности органов и лиц, ведущих процесс.
              В итоге, что абсолютно немаловажно, нарушаются и Права человека: право на правосудное решение, право на защиту государством, право на неприкосновенность личности, право на неприкосновенность частной жизни, право на доброе имя, свобода личности, право на жизнь и многие другие.
            В противовес указанной порочной позиции представителей правоохранительных структур может использоваться помощь негосударственных экспертных учреждений. К большому сожалению, в Украине, России и в других государствах СНГ их недостаточно и их услуги не получают надлежащего понимания.                   

             Это связано с рядом объективных и субъективных факторов.
В первую очередь это связано с тем, что производство некоторых экспертиз сопряжено со значительными финансовыми затратами и с недостатком необходимого оборудования.
Во-вторых, мешают указанные выше стереотипы представителей правоохранительных структур, которые подчас сознательно, в силу своих личных, в том числе и незаконных интересов, не признают заключения данных негосударственных структур в качестве доказательств по делу.
Однако, в соответствии с указанными выше процессуальными законами ни одно из доказательств по делу не имеет заранее установленной юридической силы, вне зависимости от автора, изготовившего доказательство.
Аналогичные предрассудки существуют в следственной и судебной практике в случаях привлечения лиц в качестве специалистов в юридическом процессе.

          Думается, что миф о продажности и необъективности негосударственных специалистов давно уже не соответствует действительности. Ни в одном из исследованных нами 715 материалах уголовных, гражданских и арбитражных дел, рассмотренных судебными органами в Красноярском крае, Томской области, Новосибирской области, Иркутской области за 2003-2009 годы, в которых имелись в качестве письменных доказательств заключения экспертов, не назначенных органами и лицами, ведущими процесс, в случае последующего назначения судебных экспертиз в других учреждениях, решения об их назначении не мотивировались тем, что вышеуказанные письменные доказательства, созданные негосударственными экспертами признаны недостоверными и недопустимыми.

           Определенным противовесом для недостоверных заключений судебных экспертов, которые произвели экспертизу по назначению органов и лиц, ведущих процесс, в современном состязательном юрисдикционном процессе Украины, России и других государств СНГ могут выступать заключения так называемых внесудебных экспертиз, которые тоже осуществляются с использованием специальных познаний в области науки, техники и искусства, но исключительно по инициативе одной из сторон в процессе, либо иными заинтересованными лицами, а не органами и лицами, ведущими процесс (См. также: Попов А. Н. Вопросы производства судебных и внесудебных экспертиз в российском судопроизводстве // Научный журнал Московской академии предпринимательства при Правительстве Москвы «Вестник академии», № 3. Москва, 2008).

         В современных условиях возможности для проведения различного рода несудебных экспертиз увеличиваются, и заключения (акты) таких экспертиз все чаще вовлекаются в судопроизводство Украины, России и других государств СНГ. Это объясняется развитием принципа состязательности в юрисдикционном процессе. Такие заключения в соответствии с действующими процессуальными законами России (УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ) и других государств СНГ   являются письменными доказательствами, документами (см. напр. ст.83 УПК Украины).
Думается, что статус таких доказательств законодатель определил неправильно и дискриминационно по отношению к заключениям судебных экспертов. Заключения как судебных, так и внесудебных экспертиз являются результатом использования специальных познаний экспертов. Но в отношении судебной экспертизы установлен особый порядок ее назначения и производства. Главное отличие от внесудебной экспертизы   в инициаторе ее назначения и производства. Это   органы и должностные лица, ведущие процесс, которые, как указано выше, не всегда добросовестно используют свое право назначения экспертизы. Они могут и отказать в ее назначении, мотивируя самыми разными причинами. В этом случае заинтересованная сторона в процессе остается без необходимого для нее доказательства   заключения судебного эксперта, кроме того, создаются условия для процессуальной волокиты по делу.

           Считаем, что в процессуальные законы нужно внести изменения: установить, что судебную экспертизу вправе назначать как органы и лица, ведущие процесс, так и стороны по делу. Естественно, что необходимо в законе указать особенности судебных расходов при назначении сторонами судебной экспертизы, но требования к порядку назначения, к экспертному заключению и правовой статус экспертов должны быть одинаковы. Такой порядок станет существенной гарантией для обеспечения равноправия сторон и объективности в доказывании обстоятельств дела.

            Кроме того, следует во всех процессуальных законах  признать в качестве самостоятельного доказательства заключение по результатам  внесудебного исследования, то есть исследования  с применением специальных знаний в области искусства, науки, техники и ремесла по обращению  стороны в процессе, которая не ведет юридический процесс (напр. истец, ответчик, обвиняемый, потерпевший и т.п.). Такие заключения обладают всеми признаками  доказательства по делу: относимостью, допустимостью, достоверностью. В изученных   35 %  дел  суды и следователи отказывали признавать такие  заключения, мотивируя тем, что они получены с нарушением порядка назначения и производства  судебной  экспертизы.
          Однако, толкования Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, толкования высших судебных органов государств СНГ,  требования их законодательства, касающиеся назначения и производства судебных экспертиз не распространяются на порядок производства внесудебных экспертиз (исследований), так как данные экспертизы (исследования) в соответствии с законом не являются судебными и производятся не по инициативе органов и лиц, ведущих процесс.

            Действующие ГПК РФ, УПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и процессуальные законы других государств СНГ  разрешают   приобщение в качестве доказательств результатов внесудебного исследования с применением   специальных почерковедческих и других  познаний в качестве письменного доказательства, документа.  Поэтому следует положительно оценить практику судов о признании внесудебных заключений (справок, актов и т.п.) специалистов в качестве письменных доказательств. Так, например, указанную законную правовую позицию суда можно увидеть в Постановлении от 27 сентября 2007 года Третьего арбитражного апелляционного суда (в составе: председательствующего судьи Филиповой Л.В., судей: Гуровой Т.С., Кирилловой Н.А.) по делу  №А33-26390/2005-03АП-653/2007 по итогам рассмотрения апелляционной жалобы Общества с ограниченной ответственностью «Древо» (г. Реутов Московской области) на решение Арбитражного суда Красноярского края от 04 июля 2007 года по делу № А33-26390/2005, принятое судьей Хорошевой Н.В..; в Постановлении  от 12  сентября 2008 г. Девятого  арбитражного  апелляционного суда (в составе:председательствующего судьи В.И. Тетюка, Судей Б.В. Стешана, Е.В. Бодровой) по делу №  А40-27461/07-133-176  по итогам рассмотрения апелляционной  жалобы ООО «Спецтрубопроводстрой» на решение Арбитражного суда г. Москвы от 04 октября 2008 года по делу № А40-27461/07-133-176, принятое судьёй Л.М. Барабанщиковой по иску ОАО «Мосинжстрой» к ООО «Спецтрубопроводстрой», третье лицо: ООО «Мосинжстрой Инжиниринг»  о взыскании 28 139 028 руб. 99 коп.

          Но, учитывая специфику данного вида доказательства (применение специальных познаний для составления заключения), на наш взгляд, следует  его выделить в отдельный вид доказательств.
Бывают  случаи, когда  судьи (в 10 %  изученных дел) отказываются признавать в качестве доказательства заключении специалистов по результатам внесудебного исследования  по мотивам того, что специалисты лишены возможности исследовать объект в оригинале и исследуют в копии, что недопустимо по их мнению.

Так, довольно часто судьи отказываются признавать доказательством заключение специалиста-почерковеда, данное по результатам исследования подписей и почерка по светокопиям документов. Однако наука уже дала ответ на этот вопрос. В соответствии с  методикой почерковедческой экспертизы допустимо исследование подписей и почерка не только по оригиналам, но и по масштабным копиям документов (См. напр.: Эксперт. Руководство для экспертов органов внутренних дел/ Под ред. д.ю.н., проф. Т. В. Аверьяновой, к.ю.н. В. Ф. Статкуса. М., 2003. С. 469-470; Филькова О. Н. Справочник эксперта-криминалиста. М., 2001. С.87-88).

Причем в литературе особенно подчеркивается, что в случае если нет возможности (у суда, следователя и др. лиц)  направить  для исследования оригинал исследуемого документа, то целесообразно направлять его копию для почерковедческого исследования (см. там же, а также: Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. С.386-387).

К таким случаям невозможности  направить  для исследования оригинал исследуемого документа относятся и те, когда суд или другой орган не выдает стороне в процессе оригинал документа для внесудебного почерковедческого исследования по инициативе этой стороны. Сторона в процессе  в этом случае вынуждена направлять именно копию этого документа для исследования.

У экспертов-почерковедов нередко возникает проблема - можно ли исследовать подписи, выполненные от имени конкретного лица на документах, в случаях, если транскрипция (состав подписи) спорной подписи отличается от транскрипции образцов. В системе МВД РФ и Министерства юстиции РФ эксперты нередко дают вывод "не представляется возможным установить кто выполнил подпись". Однако такая позиция представляется в корне неверной и позволяет преступникам без опаски расписываться от имени любого человека как им заблагорассудится. Состав подписи включает часто буквы, по которым можно проводить исследования, взяв образцы почерка. К тому же сама транскрипция - это существенный почерковой признак, по которому можно однозначно делать категорические выводы. Таким образом, если транскрипция спорной подписи из нечитаемых элементов существенно отличается от образцов, то можно делать категорический вывод, что подпись выполнена иным лицом. Если же транскрипция спорной подписи состоит из букв, то по общим и частным признакам также можно сравнивать подписи и при существенных отличиях приходить к аналогичным выводам.          Одна из других проблем - сколько образцов текста и  подписи необходимо использовать в ходе почерковедческого исследования для установления исполнителя? Часто эксперты ссылаются на различные теоретические источники и утверждают, что для исследования по этому вопросу нужны свободные образцы рукописного текста на 5-10 листах, экспериментальных образцов - 5-12 листов; 8-10 свободных образцов подписи и 15-20 экспериментальных образцов подписи. Причем количество «листов» и  образцов подписи в литературе выделяется подчас разное.  Такие утверждения не позволяют исследовать текст или подпись при наличии одного образца подписи или образца текста (где  есть  все буквы и символы , которые имеют место и в объекте исследования). Такая позиция  противоречит  основе судебного почерковедения -  положению об индивидуальности почерка. Если эта индивидуальность есть у человека при выполнении объекта исследования (например - спорной подписи), то та же индивидуальность есть и при выполнении хотя бы одного образца текста  или подписи. Поэтому производить почерковедческие исследования  можно и нужно даже при наличии одного образца подписи либо текста (где отображены большинство  букв и др. символов, имеющихся в исследуемом объекте).

Актуальна на практике и почерковедческая экспертиза по вопросу о времени выполнения подписи. Причем  данный вид экспертизы пользуется особой популярностью в случаях, когда оспаривается  достоверность документа, датированного более трех лет до момента  представления  его в  орган, ведущий процесс. Это связано с тем, что других видов экспертиз и методик,  позволяющих исследовать  подпись на давность, практически нет для указанного периода. Методика исследования основана на таком положении, как изменчивость подписи человека с течением времени. Чаще всего подпись упрощается, в некоторых случаях - усложняется. Показательно, что в ходе нашего исследования  подписей людей  (256 человек) за разные периоды, было установлено, что за пять лет в подписи может быть в среднем  2-5 изменений, за 10-15 лет - 5 и более изменений. Чем больше времени человек пользуется подписью, тем больше в ней изменений. Для исследования необходимо представить эксперту свободные образцы подписи за каждый период - как за год (период), указанный в документе (от 3-х), так и за предполагаемый период (от 3-х). Данный вид экспертизы ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» давно успешно  производит (см. напр. Заключение от 24.02.2010г. № 10-2-24-1 эксперта этой организации в  гражданском деле № 11-101/09 Свердловского районного суда г.Красноярска в соответствии с Определением о назначении судебной экспертизы от  17.09.2009г.).

            В связи с широким распространением технологий изготовления  цифровых копий процессуальных и иных документов в юридическом процессе, в настоящее время актуальным вопросом является вопрос о том - можно ли использовать эти копии в качестве доказательств в процессе ? Как представляется, их можно использовать в качестве доказательств, если они обладают всеми свойствами доказательств: относимостью, допустимостью и достоверностью (см. также: Попов А.Н. Доказательственность правовой информации / Человек цифровой цивилизации: коллективная монография: коллективная монография /отв. Редактор В.Ю. Колмаков. Вып.8. - Красноярск, 2009). Нередко сторона защиты по делу сталкивается с проблемой - в случае, если была изготовлена цифровая копия процессуального документа (например, постановления о возбуждении уголовного дела) в которой сведения не соответствуют  имеющемуся в деле оригиналу, сторона обвинения отказывает в приобщении к делу указанной копии по мотивам того, что копия недостоверна, что в ней с помощью специальных программ - редакторов были внесены изменения. Очевидно, что в данном случае, необходимо проверить версию о подлоге, фальсификации доказательств по делу.  В данном случае  стороне защиты и обвинения  рекомендуется поручить производство судебной или внесудебной технико-криминалистической экспертизы документа по вопросу: "Имеются ли в фотокопиях документа, содержащихся в цифровом варианте на носителе (напр., на  лазерном диске в папке  ....... в  файле .........), следы изменений изображения в части  документа .......?".

             В настоящее время с помощью специальных программ можно легко изменить  цифровые фотографии. Для этих целей используются различные графические редакторы для обработки фотографий, которые позволяют производить самые разные манипуляции со снимком, призванные исправить экспозиционные и композиционные ошибки, придать фотографии особую выразительность, подчеркнуть одни детали и устранить другие. Создание специальных эффектов, коллажей, открыток, наложение рамок, пакетная обработка - все это и многое другое можно выполнить с помощью современных многофункциональных графических редакторов. Степень и качество обработки цифровых фотоснимков полностью зависит от умения работать с тем или иным графическим редактором.
            В целом, возможности современных графических редакторов сегодня практически безграничны и их применение стало уже неотъемлемой частью всего процессе создания законченной фотографии. Широкое применение указанных редакторов имеет место и в сфере криминальной, когда  преступники используют редакторы для изменения изображения цифровых снимков документов и материалов. Однако при изменении изображения документов (в том числе и выполненных с помощью знакопечатающих средств) остаются следы (в том числе и характерные для изменения первоначального содержания обычного документа), выражающиеся в основном в  изменении: размеров, текстуры,  конфигурации знаков,  выравнивания, цвета знаков и прилегающего окружения, шага, межстрочного интервала, типа шрифта.

В ходе такого технико-криминалистического исследования можно использовать сравнение, анализ, осмотр, наложение,  линейку, сканер, компьютер и принтер, специализированное программное обеспечение (том числе при Microsoft Windows XP Professional Edition).

           Среди психологических экспертиз, популярных на современном этапе можно выделить экспертизы по вопросам об установлении интеллектуального уровня развития  подэкспертных  с учетом индивидуальных особенностей их личности и способности понимать существо обязательств, правил, прав и обязанностей и прочих положений,  изложенных  в спорных  документах на момент совершения юридически значимых действий (заключение  договора, составление завещания, предупреждение об ответственности и пр.)..

         Дело в том, что на практике  очень часто  граждане (от 20 до 60 % случаев)  не читают документы, которые им дают подписывать и (или) не понимают существо их положений и последствий А вот последствия наступают весьма серьезные - утрата имущества, применение более суровой меры принуждения, лишение прав, пожизненная кабальная зависимость от банков, выполнение обязанности поручителя и пр..

Грамотные судьи давно уже понимают, что тот факт, что если гражданин подписал документ, это еще далеко не всегда означает, что он его читал, понял природу юридического действия (бездействия) и согласен с последствиями.        

Так, например, по гражданскому делу № 2-2233/2008, рассмотренному  Кировским районным судом г. Красноярска (судья - С.О. Подосенова) эксперт ... в соответствии с Определением о назначении судебно-психологической экспертизы от 30.09.2008г. Кировского районного суда г. Красноярска, произвел судебно-психологическую экспертизу по вопросам (Ф.И.О. участников  не приводятся по этическим соображениям):

«1. Каков уровень интеллектуального развития А. и Б.  с учетом индивидуальных особенностей их личности (возраста, уровня образования, воспитания, условий жизни, состояния здоровья)?

2. Способны ли А. и Б. с учетом их индивидуальных особенностей ... понимать существо обязательства изложенного письменно в кредитном договоре № 59861 от 07.03. 2007 г., а также в договорах поручительства № 59861/01 от 07.03. 2007 г., и № 59861/02 от 07.03. 2007 г., на момент заключения договора?».

            По итогам  исследования  эксперт пришел к выводам:

        « 1. У А. и Б.  с учетом индивидуальных особенностей их личности (возраста, уровня образования, воспитания, условий жизни, состояния здоровья) выявлен низкий уровень интеллектуального развития.

        2. А. и Б., с учетом их индивидуальных особенностей,  не способны были самостоятельно ... понимать существо обязательства изложенного письменно в кредитном договоре № 59861 от 07.03. 2007 г., а также в договорах поручительства № 59861/01 от 07.03. 2007 г., и № 59861/02 от 07.03. 2007 г., на момент заключения договора».

10 февраля 2009 года указанный суд на основании проведенной  экспертизы, своим решением признал оба договора поручительства (от имени А. и Б.) недействительными.

По нашему мнению, данные вопросы можно ставить в отношении 30 - 60 %  всех участников дел, поскольку  в России крайне низкий уровень юридической и деловой грамотности, а также  интеллектуальный уровень граждан в целом (благодаря ущербной образовательной политике государства), чем пользуются преступники и нерадивые финансовые и другие структуры в целях введения граждан в заблуждение.

          Для того, чтобы исключить или установить наличие оснований  для признания сделок недействительными, предусмотренными ст.177 ГК РФ (Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими) и ст.178 ГК РФ (Недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения) и пр. необходимо  в каждом случае назначать   психологическую экспертизу по подобным вопросам, а если орган не назначает экспертизу, то рекомендуется  заинтересованной стороне  поручить производство  внесудебной  экспертизы эксперту или экспертной организации.

            Объектами такого  исследования являются личности субъектов спорного правоотношения; материалы дела и приобщенные к ним материалы, содержащие сведения о психической деятельности субъектов деяния, а также справки, истории болезни, иная меддокументация; сведения о природе деяния, его предмете, условиях совешения; фактические данные о ситуации спорного правоотношения.

              Типовые задачи такой  экспертизы:

- Установление способности дееспособного лица при совершении деяния понимать значение своих действий;

- Установление способности дееспособного лица при совершении деяния руководить своими действиями;

- установление уровня интеллектуального развития гражданина и индивидуальных особенностей его  личности;

- Определение состояния  в момент  совершения деяния и влияния этого состояния на способность осознавать фактическое содержание своих действий и волевое управление ими (влияния на полноценность волеизъявления);

- Установление психологических факторов, влияющих на формирование у человека  неправильного представления о юридическом факте;

- Определение структуры и содержания основных мотивационных линий (агента и контрагента - истца и ответчика и пр.);

- Определение личностной значимости для потерпевшей стороны обстоятельств, при которых было совершено деяние;

- Психологический анализ поведения обеих сторон, определение степени осознанности и свободы действий.

         Исходя из таких задач  необходимо ставить соответствующие вопросы экспертам.

         Учитывая вышеизложенное, представляется необходимым  закрепить во всех  процессуальных кодексах России и других государств  норму о том, что во всех случаях при рассмотрении дел необходимо назначать психологическую или комплексную психолого-педагогическую экспертизу личности  сторон в деле (которые действуют в своих интересах и являются участниками правоотношения - объекта данного юридического дела), в том числе и по вопросам о способности (с учетом своего уровня интеллектуального развития гражданина и индивидуальных особенностей его  личности) понимать значение своих действий и руководить ими.

          К весьма актуальной  педагогической экспертизе  могут быть отнесены любые вопросы педагогического содержания, требующие применения специальных педагогических познаний, имеющие отношение к делу и имеющие юридическую значимость.

         Надо отметить, что данный вид экспертизы является достаточно редким,  по причине  отсутствия в России специализированных судебно-экспертных учреждений, а также  неправильных стереотипов  должностных лиц.

         Применяя  меры юридической ответственности, далеко не всегда и не все  должностные лица и органы  используют специальные познания в сфере педагогики. Однако, каждый вид юридической ответственности преследует цель «исправления» личности виновного. Поэтому  по этим вопросам  следует всегда назначать педагогическую экспертизу, поскольку у  российских должностных лиц и органов, ведущих  уголовный, гражданский, арбитражный, административный и другие процессы, нет специальных познаний в области педагогики. Данное требование давно следует  закрепить в процессуальных кодексах.

         Своевременное и обоснованное применение в ходе следствия специальных педагогических познаний существенно расширяет возможности установления многих фактов, необходимых для справедливого и правильного разрешения дел, обеспечивает полноту исследования обстоятельств, помогает избежать объективного вменения.

      Ведущим направлением экспертной работы является производство судебно-педагогической экспертизы по уголовным и гражданским делам, а также по делам об административных правонарушениях.

      Предметом педагогической экспертизы являются имеющие значение для правосудия и др. фактические данные (или установление фактических данных) об  особенностях  конкретного педагогического процесса и личности педагога, об особенностях личности и возможности к воспитанию и исправлению воспитанника,  характере и закономерностях педагогической деятельности субъекта, а также условиях педагогической деятельности, устанавливаемые путем педагогической экспертной оценки и исследования.

Виды педагогической экспертизы отличаются специфичностью предмета исследования.
      ООО «Межрегиональное бюро экспертиз» (см. сайт mbe2009.ru )  выполняет такие экспертизы по следующим направлениям:

- экспертиза педагогической обоснованности принятого решения о привлечении лица к юридической ответственности;

- экспертиза  по вопросу  о целесообразности  привлечения лица к  конкретному виду юридической ответственности; назначения  конкретного вида и размера наказания;  освобождения лица от отбывания  назначенного  юридического принуждения, замене на более мягкий вид;

- экспертиза обоснованности педагогического (воспитательного) процесса, его форм и методов, оценок  педагогов.

       Проводится  данная  экспертиза по  таким  распространенным категориям дел, как:

- дела по детско-родительским отношениям (по делам о месте проживания ребенка, участии в воспитании, формах воспитания, целесообразности усыновления и прочим);    

-  уголовные дела и дела об административных правонарушениях в отношении правонарушителей по вопросам:  применения наказаний; освобождения от наказаний; замене  наказаний на  более мягкие; условного осуждения; применения принудительных мер воспитательного воздействия к  несовершеннолетним; возложения специальных обязанностей на виновных;

-  дела, касающиеся  уголовно-исполнительной практики по вопросам о педагогической обоснованности применения средств, форм и методов исправления и воспитания к осужденным;

- дела о компенсации морального вреда, причиненного неправильным педагогическим  воздействием;

- дела о восстановлении  отчисленных из  образовательных учреждений (профессионального образования)  обучающихся по причине академической неуспеваемости и многие другие.

       Основным объектом судебно-педагогической экспертизы является педагогическая деятельность субъекта правовых отношений.

      К источникам для исследования судебно-педагогической экспертизы относятся материализованные источники информации о фактах и событиях, являющихся отражением педагогической деятельности человека. Такими источниками могут служить:

- вещественные доказательства;

- документы как особый вид доказательств;

- протоколы допросов и следственных действий;

- заключения судебных экспертиз;

- справки, медицинские карты, характеристики, трудовые книжки, послужные списки и т.п.;

- фото и видеодокументы.

 

 

Rambler's Top100
Попов А.Н., Рудаков А.Л. Актуальные проблемы производства судебных и внесудебных экспертиз в юридическом процессе